«Какое может быть укрепление конкурентного потенциала в условиях гиперинфляции!»

Советник президента Сергей Глазьев выступил с инициативами по радикальному пересмотру экономической политики. Его предложения по просьбе ET комментирует известный экономист, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития (ИНСОР) Никита Масленников.

В условиях развилки – как выходить из общего кризиса нынешней модели развития – понятно, что такого рода предложения не могут рассматриваться в отрыве от политического контекста. Они и сделаны для подталкивания к выбору в пользу некоего мобилизационного сценария. Но если оценить реальность воплощения этих инициатив, то, конечно – это уже совсем другая экономика.  Сформулирован (пока!) некий гибридный теоретический концепт, который отчасти напоминает советские методы управления экономикой, отчасти – «жизнь» в условиях абсолютной экономической изоляции и автаркии. Умозрительно и фантастично.

Эмиссионная программа в 20 триллионов рублей на пять лет, рефинансирование ЦБ по ставке 2% целевых кредитов промышленности сроком до пяти лет на сумму не менее 3 триллионов рублей

На самом деле это перечеркивание всей нынешней российской финансовой системы и попытка написать что-то на чистом листе бумаги. Но, высказанные идеи довольно популярны. Наглядный пример – немалая часть депутатов Госдумы. В нынешней ситуации, когда мы имеем дело с глубоким структурным кризисом подобного рода стимулирование экономики категорически противопоказано, потому что оно ничего не даст, кроме разбалансирования остатков финансовой системы. Цена подобных упражнений – гиперинфляция. Мы уже это проходили – в самом начале 1990-х, когда Центробанк раздавал всем и все.  Мы помним, к чему это привело.

Если пойти по предложенному пути, ЦБ прекратит свое независимое существование, став отделом в суперминистерстве, отвечающем за видимость соблюдения макроэкономических параметров. Чем это закончится, однозначно продемонстрировала экономическая история прошлого века. Цель этих предложений, как заявлено в докладе, укрепление конкурентного потенциала страны. Какое может быть укрепление в условиях гиперинфляции?

Предложение отказаться от ежегодной индексации тарифов госмонополий

Вопрос и сейчас рассматривается правительством. Вероятно, это предложение в каком-то виде войдет в общий пакет мер экономической политики в связи с новыми бюджетными проектировками 2016 года. Есть старая идея, в интересах бизнеса, –  тарифы должны быть среднесрочными. Даже не важна их величина, важно относительное постоянство – три, пять лет или еще дальше. Например, в Исландии тарифы на электроэнергию для промпредприятий устанавливаются на десяток лет вперед. Вопрос другой – практический, как реализовать этот механизм?

Замораживание цен на товары

Предложения Глазьева справедливы в части ограничений тарифов инфраструктурных монополий. В то же время, регулирование цен на товары потребительского спроса приведет к замораживанию структуры экономики, к вымыванию эффективных бизнесов, потому что в таких условиях будут процветать только получающие максимум господдержки. По опыту, ограничение цен ведет к разрастанию монополистического сектора. Контролировать цены в условиях реального рынка можно только одним способом – развитием конкуренции. Да, и навыки советских времен по администрированию цен уже утрачены.

Предложение разрешить компаниям не уплачивать долг по кредитам стран, которые ввели финансовые санкции против России

Обычная популистская идея, но вредная. Надо понимать, что после таких шагов будет невозможно выстроить нормальные отношения с внешним финансовым миром. О каких кредитах после этого может идти речь, о каких инвестиционных проектах? Остаются только очень дорогие и, как правило, связанные китайские кредиты. Со всем остальным миром отношения будут испорчены окончательно. Кроме того, нас ждет большое число судебных исков.

Восстановление экспортных пошлин на металлы и химпродукцию и прекращение возврата НДС по экспорту углеводородов

Инвестиционные потребности нефтегазового сектора до 2035 года с целью хотя бы удержать показатели текущей добычи составляют приблизительно 2 триллиона долларов. Откуда у нефтегазовых компаний возьмутся тогда средства для подобных инвестиций? Перестаньте возвращать им НДС – и уже к началу следующего года неизбежно получите падение добычи и сокращение экспорта. Что же касается химпрома, то этот экспорт нужно стимулировать едва ли не в первую очередь. При нефтегазовом «изобилии» наша доля на мировом рынке химпродукции – чуть больше 1%. Восстанавливать пошлину – означает стремиться к нулю.