Новый всеобщий кризис капитализма?

Эксперты не знают, идет ли речь о смене модели развития или о новых правилах поведения

Нынешняя модель «глобального неолиберального капитализма» (ГНК) находится в кризисе. Таков основной тезис доклада директора Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики Андрея Яковлева, который он представил на научном семинаре под руководством Евгения Ясина. Участники дискуссии подтвердили масштабность возникших проблем. Но не уверены, что нынешняя модель сменяется новой.

Олег Митяев   |   

Модель ГНК, отмечает автор доклада, формировалась с 1980-х годов и возникла в результате кризиса предыдущей модели массового производства, которая была основана на сильном вмешательстве государства в экономику.

Предпосылками возникновения «глобального неолиберального капитализма», по мнению Андрея Яковлева, стали: развитие высоких технологий, в том числе телекоммуникационных, снижение транспортных издержек и цен на сырье. В результате появилась возможность переноса массового производства в развивающиеся страны с дешевой рабочей силой. Но основными рынками сбыта остались экономически развитые страны.

Мировые институты развития – МВФ, Всемирный банк – стали действительно глобальными. Появился и новый глобальный институт – G7 («Большая семерка»). Распад СССР и социалистического лагеря привел к дальнейшему расширению ГНК. При этой модели мировая экономика в целом демонстрировала высокие темпы роста в течение трех десятилетий.

По оценке Андрея Яковлева, от установившейся модели ГНК, в первую очередь, выиграли национальные правительства и бизнес-элиты. Рядовые работники в лучшем случае не проигрывали: в экономически развитых странах было больше возможностей для компенсаций издержек, которые несла эта модель. В развивающихся странах такие возможности были ограничены.

Однако мировой экономический кризис 2008-2009 годов показал, что модель ГНК далеко не идеальна. Основным средством борьбы с кризисом в наиболее крупных экономиках – США, Евросоюзе, Китае – стало «тушение пожара» деньгами. К такому же способу прибегало и правительство России.

В результате, «вместо глобальной депрессии – получили глобальную рецессию», которая затем сменилась низкими темпами мирового экономического роста. Одним из основных последствий экономического кризиса 2008-2009 годов стал рост социального недовольства в мире.

В странах арабского Востока социальные протесты вылились в «арабскую весну» и усиление исламского фундаментализма. В странах Запада взгляды значительной части нынешних избирателей можно охарактеризовать как близкие к левым, но у них нет своих политических партий и лидеров или они находятся в их поиске.

По мнению автора доклада, запрос населения на социальную справедливость, в том числе и на «большого брата» ­– государство, является одной из основных предпосылок для возникновения нового цикла, который может сменить модель ГНК.

Доктор политических наук Ирина Бусыгина согласилась с тем, что в мире произошли процессы, которые привели прежнюю модель в кризисное состояние: «Неравенства стало больше везде, между богатыми и бедными странами, внутри каждой страны. Но в разных странах неравенство и реакция на него выглядят по-разному. В развитых странах нет запроса на перемены: там прежний средний класс требует вернуть статус-кво». По ее мнению, правительствам следует признать рост неравенства и тем или иным образом заняться перераспределением благ в пользу проигравших. «Сворачивать сотрудничество, строить «экономические стены» нереально, поскольку подобные решения на национальном уровне не имеют стратегических перспектив», – подчеркнула она.

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан констатировал: надо признать, что сейчас «мы живем во время «отлива» – усиления центробежных сил, региональных блоков», отметив актуальность поиска алгоритмов мировых экономических процессов.

Декан факультета социальных наук ВШЭ Андрей Мельвиль отметил, что в эпоху «когда глобальный либерализм без границ пытается охватить даже те сферы, которые не может, далеко не все можно объяснить экономикой, а следует искать объяснения в национальных и культурных различиях». Он не уверен, что социальный запрос масс одинаков в разных странах. По мнению Андрея Мельвиля, возможно, речь идет о новых правилах игры в прежней модели. «Не надо списывать со счетов либеральную идею, которая живет через преодоление собственных кризисов», – подчеркнул он.