Рост потребительского кредитования как временный источник благосостояния

Восстановление потребительского кредитования обеспечило рост расходов на конечное потребление и стабильность сбережений домашних хозяйств в условиях продолжающегося снижения реальных доходов. Однако в долгосрочной перспективе это создает угрозы как стабильности финансового положения домашних хозяйств, так и ресурсной базе банковского сектора. 

Михаил Хромов   |   

В 2017 г. бюджеты домашних хозяйств формировались на фоне продолжающейся стагнации реальных доходов. За 10 месяцев 2017 номинальные денежные доходы населения выросли на 3,1%, однако в реальном выражении за 10 месяцев 2017 г. они оказались на 0,7% ниже, чем годом ранее. Реальные располагаемые доходы домашних хозяйств за тот же период сократились еще сильнее – на 1,2%.

Расходы на конечное потребление, несмотря на слабый рост доходов, выросли как в номинальном, так и в реальном выражении. Номинальный объем потребления увеличился на 5,2% и оказался в «плюсе» даже в реальном выражении (+0,7%). Доля расходов на конечное потребление в общем объеме денежных доходов населения по итогам 10 месяцев 2017 г. составила 73,7%, что на 1,5 п.п. выше, чем за соответствующий период 2016 г.

Динамика сбережений домашних хозяйств в 2017 г. была разнонаправленной для их различных компонент. Банковские вклады населения за 10 месяцев 2017 г. выросли на 0,72 трлн руб., что на 36,4% меньше, чем за соответствующий период 2016 г. – годом ранее сбережения на банковских счетах и депозитах физических лиц выросли на 1,14 трлн руб. Соответствующим образом сократилась и доля доходов домашних хозяйств, направленная на пополнение банковских счетов – с 2,7% в январе-октябре 2016 г. до 1,6% в январе-октябре 2017 г.

Снижение притока средств населения в банки коснулось как рублевых вкладов, так и – в большей степени – счетов и депозитов в иностранной валюте. Так, приток средств домашних хозяйств на рублевые счета и депозиты в российских банках за 10 месяцев составил 1,06 трлн руб., сократившись по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. на 8,7% или на 100 млрд руб. Динамика вкладов в иностранной валюте (с поправкой на курсовую переоценку) и в 2016 г. уже была негативной. В тот период их сокращение в рублевом эквиваленте составило около 20 млрд руб. – 0,3% от общего объема вкладов в иностранной валюте. В 2017 г. отток средств с инвалютных банковских вкладов заметно ускорился. За 10 месяцев сокращение составило 333 млрд руб. в рублевом эквиваленте (более 6% от валютных счетов и депозитов населения в российских банках).

Одновременно с замедлением притока средств физических лиц в банки ускорился рост наличных денег в обороте, причем и в национальной, и в иностранной валюте. Денежный агрегат М0 – наличные деньги вне банковской системы, вырос за 10 месяцев 2017 г. на 375 млрд руб. (в 2,7 раза больше, чем за аналогичный период 2016 г.). Как следствие, доля наличных денег в объеме денежной массы в 2017 г. перестала сокращаться. На 1 ноября 2017 г. отношение М0 к М2 составило 20,3%, что выше уровня начала года на 20,1%.

Объем наличной иностранной валюты также увеличился. За 10 месяцев 2017 г. ее объем вырос на 0,66 трлн руб. Годом ранее прирост таких вложений  был в 1,5 раза ниже – около 0,4 трлн руб. в рублевом эквиваленте. Однако, на наш взгляд, вывод о значительном росте валютизации делать преждевременно. Большая часть прироста наличной иностранной валюты вызвана уже отмеченным сокращением валютных вкладов в банках. Суммарные вложения в иностранную валюту (в наличной и безналичной форме) в 2017 г. оказались даже ниже, чем годом ранее.

Увеличение привлекательности наличных денег по сравнению с банковскими вкладами, очевидно, вызвано устойчивым снижением доходности банковских депозитов. Так, для депозитов в рублях на срок до 1 года средняя ставка снизилась с 7,1% годовых в период январь-октябрь 2016 г. до 6,0% годовых в январе-октябре 2017 г. Для рублевых депозитов на срок свыше года снижение было еще более значительное – с 8,6 до 7,0% процентов годовых.

Доходность депозитов в иностранной валюте также заметно упала. Если в 2016 г. депозиты в долларах могли приносить доход в размере 1,2–2,1% годовых, то в 2017 г. уже лишь – 0,7–1,4%. Доходность в евро также снизилась, практически достигнув нулевых значений. В 2017 г. средняя доходность для депозитов в европейской валюте на срок до 1 года составляла всего 0,3% годовых по сравнению с 0,7% годовых в 2016 г.

Выбирая наличную форму сбережений в иностранной валюте, вкладчик избегает рисков, связанных с российской банковской системой, в первую очередь, риска отзыва банковской лицензии и необходимости повторно приобретать иностранную валюту, теряя на разнице обменных курсов. Здесь следует отметить, что возмещение по вкладам осуществляется в рублях.

Для рублевых вкладов эффект снижения процентной ставки, оказался менее значимым, но и в этом сегменте население в целом стало менее мотивированным держать деньги на банковских счетах.

Тем не менее общий прирост сбережений домашних хозяйств в банковских вкладах и в наличных деньгах за 10 месяцев 2017 г.  увеличился по отношению к соответствующему периоду 2016 г. как в номинальном выражении (с 1,64 трлн руб. до 1,76 трлн руб.), так и по отношению к денежным доходам (с 3,8 до 4,0%).

Главным же фактором, обеспечившим рост потребления домашних хозяйств и сохранение динамики сбережений в 2017 г., стало восстановление банковского кредитования.

Задолженность физических лиц по банковским кредитам за 10 месяцев 2017 г. увеличилась на 1,01 трлн руб., что почти в 9 раз больше, чем годом ранее (114 млрд руб.). По отношению к денежным доходам домашних хозяйств значимость прироста кредитной задолженности возросла с 0,3% в 2016 г. до 2,3% в 2017 г.

Основной вклад в рост кредитного портфеля внесло потребительское кредитование. На этом сегменте кредитного рынка продолжительное падение задолженности сменилось ее ростом в марте 2017 г. В результате за 10 месяцев 2017 г. долг домашних хозяйств перед банками по потребительскому кредитованию вырос на 0,56 трлн руб. после падения на 0,28 трлн руб. за аналогичный период 2016 г.

Кредитование покупок жилья также показывает положительную динамику. За 10 месяцев задолженность населения по этому виду кредитов выросла на 0,46 трлн руб. против 0,39 трлн руб. в соответствующий период 2016 г.

В ближайшей перспективе сложившаяся ситуация с финансами домашних хозяйств и взаимодействием населения с банками представляется крайне неустойчивой.

Во-первых, как уже отмечалось, рост потребления и даже стабильность сбережений домашних хозяйств обеспечены ростом заемных средств, а не увеличением доходов. Этот источник благосостояния населения может рассматриваться лишь как временный. Любой полученный кредит в долгосрочной перспективе приводит к уменьшению номинальной величины располагаемых финансовых ресурсов домашних хозяйств на величину процентных платежей. Это означает, что в отсутствие стабильного роста денежных доходов неизбежно наступит период активного рефинансирования кредитной задолженности. Вероятно, эти процессы идут уже сейчас, стимулируемые снижением кредитных ставок. Однако снижение ставок имеет свои пределы, и для заемщиков, и для кредиторов крайне важно,  чтобы к моменту, когда снижение процентной ставки прекратится, российская экономика смогла бы выйти на траекторию устойчивого роста, обеспечивая и значимый рост реальных доходов населения.

Во-вторых, в 2017 г. население перестало быть чистым кредитором банковского сектора – прирост кредитной задолженности оказался выше притока средств вкладчиков. Ситуация, вероятно, исправится в декабре, когда традиционно банковские вклады испытывают значительный рост в силу действия сезонных факторов. Однако в целом такая тенденция означает для банков потерю одного из наиболее стабильных источников своих пассивов. В условиях сниженных объемов внешних займов следствием этой ситуации станет продолжение стагнации корпоративного кредитования, которое является менее доходным по сравнению с розничным.

Автор – заведующий лабораторией финансовых исследований ИЭП им. Е.Т. Гайдара.

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», № 23(61), декабрь 2017 г.