Средний класс выходит из кризиса, но боится будущего

Социальное самочувствие российского среднего класса, если судить по его оценкам динамики собственного материального положения и возможностей успешной самореализации, несколько улучшилось. Перспективы самореализации представители среднего класса связывают прежде всего с высоким уровнем образования, но не с возможностью открыть собственное дело или найти новую работу. При этом больше половины респондентов из ядра и ближней периферии среднего класса испытывают страх перед будущим.

Елена Авраамова, Дмитрий Логинов   |   

Стабилизация социально-экономической ситуации в стране, о которой свидетельствуют данные официальной статистики, ставит вопрос о том, как различные социальные группы преодолели неблагоприятный период. Рассматривая динамику идентификационных характеристик среднего класса в годовом измерении, можно прийти к следующим выводам:

– уровень материального положения, отраженный в субъективных оценках, незначительно, но поднялся, что определило возможность расширения среднего класса по соответствующему критерию;

– повысилась субъективная оценка социального положения (в еще большей степени, чем оценка материального статуса), что также определяет перспективы расширения среднего класса;

– как и годом ранее, в наименьшей степени для идентификации среднего класса использовался такой признак, как социально-профессиональный статус (табл. 1).  

Динамика идентификационных признаков среднего класса, %

В целом можно заключить, что именно ситуация в сфере труда и занятости по-прежнему тормозит после острой фазы кризиса восстановительный рост численности среднего класса. В то же время, если сравнивать его социальную структуру за два года, то можно отметить ее определенное оздоровление (рис. 1): расширилась ближняя периферия среднего класса, несколько сократилась численность нижних слоев.

Идентификационная структура работающего населения, %

 

Позитивно оценивая динамику численности среднего класса (СК) в целом, рассмотрим более подробно распределение идентификационных признаков по стратификационным группам (табл. 2).

Динамика материального положения среднего класса, % по строке

В 2017 г. общество разделилось, с одной стороны, на нижние слои и дальнюю периферию среднего класса, более половины представителей которых считают, что их материальное положение ухудшилось. А с другой стороны, – на ядро и ближнюю периферию среднего класса, чье положение, по самооценке, либо улучшилось, либо осталось без изменений. Исходя из этих данных, можно предположить, что если для первой группы экономический кризис продолжается, то для второй он закончился или приближается к завершению. Здесь, правда, мы можем говорить только об общих тенденциях, поскольку, как показано в табл. 2, даже в ядре среднего класса насчитывается более пятой части его представителей, чье материальное положение снизилось за последний год.

Респондентам был задан вопрос о возможностях самореализации в сложившихся социально-экономических условиях (табл. 3). Наличие таких возможностей признает значительная, приближающаяся по численности к половине соответствующей группы, доля представителей нижних слоев. И, уже начиная с дальней периферии среднего класса, соответствующая доля растет, достигая 80% в ядре среднего класса, но, правда, и не превышая этот показатель. 

Распределение ответов на вопрос: «Могут ли сейчас такие люди как вы реализовать свои возможности и устремления в жизни?», % по строке

Представления о том, что способно помочь реализовать свои возможности, различаются у представителей стратификационных групп (табл. 4). Мнение о значении высокого уровня образования и профессионализма объединяет всех, а готовность воспринимать и осваивать новое в гораздо большей степени выделяет представителей ядра и ближней периферии среднего класса. Так, если о необходимости осваивать инновации говорит каждый третий представитель ядра среднего класса, то в нижних слоях так считает каждый десятый.

Распределение ответов на вопрос: «Что сейчас, в первую очередь, может помочь реализовать свои возможности, добиться успеха?», % по строке

Общие оценки перспектив собственной реализации интересно сопоставить с оценкой конкретных возможностей (табл. 5). Из приведенных данных следует, что о возможности получить новое, более востребованное образование в положительном смысле высказались более половины опрошенных. В то же время о таких возможностях, как открыть собственное дело, найти новую работу, делать крупные покупки или сбережения респонденты рассуждают с заметно большей осторожностью – численность оценивших такие возможности положительно составляет менее половины. 

Доля положительных ответов на вопрос: «Удачное ли сейчас время для того, чтобы…», %

При этом значительно различаются оценки представителей разных стратификационных групп. Оценки представителей ядра и ближней периферии среднего класса сближаются в том, что более 60% считают – сейчас хорошее время для получения образования. Однако среди представителей ядра таких заметно больше. Среди нижних слоев к такому выводу приходит значительно меньшая доля респондентов. По положительной оценке возможности делать крупные покупки и сбережения представители ядра среднего класса также обгоняют ближнюю периферию и, тем более, слои, стоящие ниже на иерархической лестнице. То же можно сказать об оценке возможностей заниматься бизнесом. Ниже всего респонденты, включая ядро и ближнюю периферию, оценивают возможность смены работы. 

Хотя представители ядра и ближней периферии среднего класса достаточно уверенно оценивают свои возможности в современной ситуации, значительная их часть, доходящая до половины, испытывает страх перед будущим (табл. 6). 

Распределение ответов на вопрос: «Испытывали ли Вы за последний год страх перед будущим?», % по строке

Для групп, стоящих на нижних ступенях социальной лестницы, неуверенность в завтрашнем дне присуща в еще большей степени. Представителей ядра и ближней периферии среднего класса отличает лишь то, что среди них меньше тех, кто постоянно находится в состоянии социальной депрессии.

Авторы  – заведующая лабораторией исследований социального развития ИНСАП РАНХиГС и старший научный сотрудник лаборатории исследований социального развития ИНСАП РАНХиГС

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», № 17(55), октябрь 2017г.