Динамика промышленного производства в 1-м полугодии 2018 г.: новый пересмотр статистики Росстатом

В конце II квартала 2018 г. Росстат объявил о необходимости пересмотра данных по динамике промышленного производства. Близкие к нулю темпы роста как в обрабатывающем, так и в добывающем секторе, наблюдавшиеся в I квартале, по итогам полугодия стали положительными. Отсутствие прозрачности в методике пересмотра данных вызывает закономерные вопросы в отношении качества российской статистики.

Андрей Каукин, Евгений Миллер   |   

Согласно проведенным Институтом Гайдара оценкам трендовых составляющих рядов отраслевых индексов промышленного производства в I квартале 2018 г., основными тенденциями в начале года были медленный рост в добывающей промышленности за счет газового и угольного секторов и близкий к нулевым темпам рост в обрабатывающей промышленности.

В середине июня 2018 г. Росстат объявил о существенном пересмотре данных динамики выпуска за 2016–2018 гг. В качестве основных изменений в методике расчета, по которой была проведена ретроспективная корректировка отраслевых индексов промышленного производства, ведомство называет:

1. Замену предварительных данных о производстве продукции и объемах выполненных работ и услуг фактическими, поступающими от респондентов в течение 2017–2018 гг.

Оперативность формирования Росстатом информации по индексам промышленного производства требует от предприятий предоставлять статистику в сжатые сроки, на 4-й рабочий день после отчетного месяца. Поэтому многие, в том числе и крупные, предприятия предоставляют в качестве текущей отчетности оценочные, предварительные данные (согласно Росстату, зачастую заниженные), которые в дальнейшем ими корректируются в последующих ежемесячных и годовых отчетах.

2. Появление более актуальной статистики о производстве в малом бизнесе.

В соответствии с действующим российским законодательством малые предприятия (без микропредприятий) обследуются на выборочной основе в квартальном режиме, микропредприятия и индивидуальные предприниматели – один раз в год. Так как для некоторых товаров и видов экономической деятельности учет малого бизнеса является существенным, то в течение года по данному сектору производится оценка, исходя из имеющейся информации на момент проведения расчетов, а один раз в 5 лет проводится сплошное обследование деятельности субъектов малого и среднего предпринимательства. Последнее такое обследование проводилось по итогам 2015 г. Сводные данные были представлены в апреле 2018 г.

3. Уточнение данных по компаниям при переходе на новые версии классификаторов продукции (ОКПД2) и видов деятельности (ОКВЭД2).

Многие респонденты, согласно Росстату, в течение 2017 г. испытывали трудности при идентификации своей продукции и сферы экономической деятельности, поэтому до сих пор при предоставлении статистики имеет место «переопределение» производителями выпускаемой продукции, в соответствии с которым вносились изменения в динамические ряды данных за 2016–2018 гг.

В результате внесения описанных изменений в методику расчета отраслевых индексов промышленного производства даже на неочищенных от сезонности данных, публикуемых Росстатом, наблюдаются существенные отклонения от значений, которые были доступны до июня 2018 г. В большинстве случаев произошло смещение рядов вверх; так, значения индекса обрабатывающего производства после пересчета Росстатом выросли в 2016–2018 гг. примерно на 7–10% по сравнению со старыми значениями, для добычи полезных ископаемых этот прирост скромнее – порядка 1–2%.

В Институте Гайдара была проведена декомпозиция рядов и осуществлено выделение их трендовой составляющей по пересмотренным данным. На рис. 1 представлен сравнительный анализ трендовых составляющих индекса промышленного производства до и после пересчета Росстата. Фактически пересмотр Росстатом исходных данных выразился в том, что с 2016 г. наблюдается почти параллельный сдвиг вверх тренда в промышленном производстве по сравнению с трендом, рассчитанным по старым данным. Некоторый разрыв между старой и новой версией тренда наблюдается уже в 2015 г., что, по всей видимости, связано с особенностями процедуры сглаживания рядов.

Динамика индекса промышленного производства в 2014–2018 гг. (фактические данные и трендовая компонента), в %

Рост добывающей промышленности в июне 2018 г. составил 102,9% по сравнению с концом прошлого года и 103,3% к июню 2017 г. (см. табл. 1). Вероятно, это произошло, во-первых, за счет роста нефтяных котировок на мировом рынке с начала подписания соглашения ОПЕК+; во-вторых, за счет смягчения параметров соглашения (увеличение среднесуточной добычи нефти) по итогам встречи экспортеров нефти в Вене в конце июня. Также положительную динамику можно связать с исчерпанием эффекта высокой базы в начале 2017 г. и ростом производства в газодобывающей отрасли.

Обрабатывающая промышленность, согласно расчетам по обновленным данным Росстата, также растет в 1-м полугодии 2018 г.: в июне прирост трендовой составляющей индекса составил 102% к декабрю 2017 г. и 101,6% к июню 2017 г. Основной вклад в рост во II квартале 2018 г. внесли: пищевая промышленность за счет увеличения производства пищевых добавок, напитков и детского питания; производство прочих неметаллических минеральных продуктов за счет повышения производства стройматериалов, что вызвано оживлением в строительной отрасли; а также увеличение производства сырья и материалов, опирающееся на рост экспорта в таких секторах, как деревообработка, производство нефтепродуктов, черная металлургия.

Спад, наблюдающийся в машиностроительной отрасли последние 3 месяца 2018 г. связан с падением платежеспособного спроса со стороны сельскохозяйственных предприятий, неопределенностью в отношении мер господдержки со стороны Минсельхоза по льготному кредитованию, а также с сокращением производства энергетического оборудования – турбин и генераторов переменного тока.

Динамика индексов производства в обрабатывающей промышленности и в добыче полезных ископаемых в 2014–2018 гг. (фактические данные и трендовая компонента)

Таким образом, расчеты показывают наметившийся в 1-м полугодии 2018 г. умеренный рост в ряде отраслей промышленности. Тем не менее интерпретация описанных изменений должна быть чрезвычайно осторожной. Оценки по обновленным в соответствии с новой методикой данным Росстата показывают, что отраслевые темпы роста промышленного выпуска на всем посткризисном периоде оказались выше, чем значения, оцененные ранее на основе прежней статистики. Если до корректировки методики анализ данных показывал заметный спад в промышленном производстве после 2014 г., то обновленная после июня 2018 г. статистика говорит о существенно меньшей глубине спада.

Опубликованные Росстатом пояснения относительно методики пересчета данных вызывают ряд вопросов. Какие из значений опубликованного ряда основываются на оперативных опросах предприятий (в которых, согласно Росстату, объемы производства, как правило, занижаются), а какие – на пересмотренных и уточненных данных? Где проходит граница между точными данными по производству на малых предприятиях и досчетами на основе ретроспективной информации? Как часто будет происходить пересмотр данных, подобный тому, что был осуществлен в июне? Отсутствие ответов, во-первых, подрывает доверие к публикуемым оперативным статистическим данным, так как они не позволяют с уверенностью судить о краткосрочных тенденциях в реальном секторе экономики. Во-вторых, делает невозможным аккуратное сопоставление статистических данных о промышленном производстве в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Изменение индекса выпуска по отраслям экономики, %

 

Авторы – заведующий лабораторией отраслевых рынков и инфраструктуры Института Гайдара, заведующий лабораторией системного анализа отраслевых рынков Института отраслевых рынков и инфраструктуры РАНХиГС и научный сотрудник лаборатории исследований отраслевых рынков и инфраструктуры ИПЭИ РАНХиГС

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», №14 (75), июль 2018 г.