Экономический рост: прогнозы снижаются

Среднесрочный прогноз Министерства экономического развития (МЭР) изменен в сторону ухудшения показателей по сравнению с апрельской версией. Однако темпы роста реального ВВП оставлены неизменными на этот год на 1,3% и снижены с 2 до 1,7% на следующий. С точки зрения бюджетного процесса снижены номиналы ВВП, что означает ожидаемое снижение доходов. В этой связи правомерно ожидать и снижения расходов, что приведет к сужению внутреннего спроса.

Алексей Ведев   |   

Слабые результаты 1 полугодия 2019 г. обусловили пересмотр Министерством экономического развития оценок ключевых показателей на текущий год. Скорректирован ряд социальных показателей на 2019 г., прежде всего снижен рост реальных располагаемых доходов населения с 1,0 до символических 0,1%. Крайне слабый внутренний спрос обусловил снижение роста оборота розничной торговли с 1,6 до 1,3% в 2019 г. и с 2,1 до 0,6% в 2020 г. Совсем недавно Минэкономразвития называло текущий год адаптационным, однако произошла не адаптация большинства макропоказателей к изменившимся условиям, а их ухудшение.

Слабость совокупного спроса, по мнению Минэкономразвития, стала следствием синхронного ужесточения бюджетной и денежно-кредитной политики. В части расходов бюджета по состоянию на 1 июля было исполнено 42,6% бюджетной росписи – худший результат с 2012 г. Ужесточение бюджетной политики не только не было компенсировано денежно-кредитной политикой – ее изменение также негативно повлияло на совокупный спрос. В сентябре и декабре 2018 г. Банк России дважды поднял ключевую ставку до 7,75% и серьезно повысил среднесрочные рыночные ожидания дальнейшей динамики ставки. Одним из объяснений этих шагов стало повышение базовой ставки НДС с 1 января 2019 г. и ответное увеличение ключевой ставки как «упреждающей» меры по ограничению инфляции. Однако опасения относительно вторичного эффекта от повышения НДС на инфляцию не оправдались.

Темп роста расходов на конечное потребление в 2019 г. был скорректирован вниз – до 1,0% по сравнению с 1,4% (по оценкам апреля 2019 г.). При этом положительные темпы роста поддерживаются лишь потребительскими кредитами.

Темпы роста потребительского кредитования (22–24% за год) значительно превосходят темпы роста номинальных доходов населения (4–5%). Это означает, что доля расходов населения, связанная с обслуживанием кредитов, заметно увеличивается. Данный показатель крайне важен, поскольку может спровоцировать резкий рост неплатежей по кредитам (плохих долгов). Это привносит существенные риски возникновения финансового кризиса со стороны банковской системы. МЭР ожидает резкого сокращения темпов роста потребительского кредитования. Министерство отмечает, что «при этом высокие темпы роста задолженности в сегменте потребительского кредита (около 2% ВВП) являются неустойчивыми и ведут к среднесрочной волатильности экономического роста. Так, после вклада в потребительский спрос на уровне 2% в 2018 г., уже в 2020 г. такой вклад может стать отрицательным на уровне в 6% в случае реализации негативного сценария». Подобное утверждение отражает ожидание экономическим блоком правительства РФ снижения роли российской банковской системы в расширении внутреннего спроса.

Прежде всего, согласно последней версии прогноза МЭР, ожидается снижение темпов роста потребительского кредитования с 24 до 4% (год к году) уже в следующем году. Если вклад потребительского кредита в прирост конечного спроса, по оценке Министерства, в 2019 г. составит 1,7 трлн руб., то в 2020 г. лишь 0,4 трлн руб. В результате предполагается резкое замедление потребительского спроса до 0,6%. Наряду с ожиданием замедления внешнего спроса (в силу падения цен на нефть и замедления мировой экономики) достижение темпов роста ВВП в 2020 г. в 1,7% выглядит малореальным.

По мере замедления темпов роста потребительского кредитования МЭР ожидает более интенсивного снижения процентных ставок и оживления кредитования юридических лиц. Активность частного сектора достаточно низкая, что определяется замедляющимся внешним и внутренним спросом, а также традиционными рисками ведения бизнеса. Поэтому ожидать ускорения кредитования нефинансовых предприятий неправомерно. Дополнительно отметим, что в прошедшие 2 десятилетия доля банковского кредитования в финансировании капитальных инвестиций не превышала 10% от общего финансирования.

Инвестиции в основной капитал в январе-июле выросли лишь на 0,6%, вследствие чего по итогам года ожидается рост данного показателя на 2,0% вместо ожидавшихся 3,1%. Значимым фактором ухудшения динамики инвестиций стало снижение бюджетных инвестиционных расходов (-11,4 % год к году в январе–июне), которое, по оценке Минэкономразвития, в 1 полугодии 2019 г. внесло отрицательный вклад в динамику инвестиций в основной капитал в размере 0,9 п.п.

Вместо роста инвестиций на 7% в 2020 г. ожидаются, тем не менее, высокие 5% и сохранение в среднесрочной перспективе (до 2024 г.) темпов роста инвестиций в диапазоне 5,3–6,5%. Это крайне амбициозные планы, реализация которых возможна при кардинальном смягчении бюджетной и кредитно-денежной политики. Ожидать в ближайшее время оживления частной инвестиционной деятельности вряд ли возможно в силу как низкого внутреннего спроса, так и возможного ухудшения внешних условий.

Дополнительно отметим, что с точки зрения перспектив экономического роста ухудшается структура инвестиций. Инвестиции в машины и оборудование в кризис упали наиболее существенно (на 30%, потом выросли лишь на 17%), тогда как инвестиции в здания и сооружения и прочие инвестиции были более стабильными. Важно, что инвестиции в машины и оборудование критически зависят от курса рубля и в наименьшей степени подвержены импортозамещению.

Жесткое бюджетное правило обуславливает девальвацию рубля в условиях стабильно высоких цен на нефть. Очевидно, что слабый рубль не дает дополнительных преимуществ российским предприятиям. Оценки по ненефтегазовому экспорту кардинально изменены с роста на 6,2% до падения на 2,3%. Аналогично, оценки импорта изменены с роста на 2,3% до падения на 0,4%. Напомним, что 30% импорта составляют инвестиционные товары, а 40% – товары промежуточного потребления (комплектующие).

Сегодня очевидно, что баланс между стабильностью и ростом значительно смещен в сторону стабильности. Жесткая денежная политика и предельно жесткая бюджетная политика обуславливают затухание роста даже при благоприятных внешних условиях.

Автор – ведущий научный сотрудник лаборатории финансовых исследований Института Гайдара, заведующий лабораторией структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», №14(97), сентябрь 2019 г.