«Этот год переходный, но к чему – сказать нельзя»

Каким для российской экономики оказался 2019-й, какие риски сохраняются в следующем году – эти вопросы обсудили участники заседания Экономического клуба ФБК Grant Thornton.

Марина Затейчук    |   

Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев открыл заседание общей характеристикой текущего года: «Экономический рост в районе 1% – так себе. В 2018 году было +2,3%, то есть темпы роста снизились даже по формальным статистическим показателям, хотя мы-то хотим к 2024 г. выйти на темпы, превышающие общемировые (по прогнозу, до 3,3% в 2024 г.)».

Достижением года он считает уровень инфляции – ниже 4%. «Но при такой потребительской активности и стагнирующих доходах населения неудивительно, что инфляция низкая», – констатирует эксперт. Позитивным моментам он также называет накопление средств в Фонд национального благосостояния. «Накопили около 8 трлн руб., достигнут порог в 7% от ВВП, после которого можно тратить эти деньги более активно. Но стоит ли рассматривать как безусловно положительный факт того, что мы накопили столько денег, это остается вопросом», – говорит эксперт.

Главным же разочарованием года Николаев считает динамику естественного движения населения: «В прошлом году у нас естественная убыль населения превысила 219,2 тысяч человек, и это уже было много. В этом году за январь-октябрь этот показатель составляет 259,6 тысяч человек, то есть по итогам года может приблизиться к 300 тысячам».

Еще одним разочарованием года, по мнению Николаева, является качество официальной статистической информации: «На мой взгляд, качество довольно резко ухудшилось. Особенно показательными остаются данные по промпроизводству за июнь, когда ошибка была очевидна, но никто не удосужился что-либо исправить».

Россия находится в условиях «ножниц конкурентоспособности» – очень дорогая рабочая сила и одновременно плохое качество институтов
 
Эксперт ожидает, что неопределенность экономической ситуации будет возрастать: «Трудно представить, что произойдет тот достаточно резкий рост инвестиций в основной капитал, основываясь на котором у нас делаются официальные прогнозы экономического роста выше 2%. Отсюда наша оценка, что разворота такого не будет, но и катастрофического падения тоже еще не будет».

«Россия находится в условиях «ножниц конкурентоспособности» – у нас уже очень дорогая рабочая сила и одновременно плохое качество институтов», – констатировал директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Александр Кнобель. Говоря о «плохих институтах», он отметил, что в отношении России всегда встает вопрос о недостаточной норме инвестирования: «Это связано в том числе с высокими рисками, которые экономические агенты ощущают при принятии соответствующих решений, и это не дает возможности в последние годы преодолеть планку в 21-22% инвестиций от валовой добавленной стоимости, тогда как для роста желательно больше 25%».

Касаясь проблемы экономических санкций, Кнобель отметил: «В этом году (точнее, с конца прошлого) мы видим снижение градуса санкционного противостояния, и понятно, что общий уровень санкций не понижается, но самое главное – все начинают привыкать к тому, что текущий уровень санкций более или менее стабилен». Именно неопределенность вокруг санкционного режима порождает дополнительные риски, которые отражаются как на прямых иностранных инвестициях, так и в дополнительном давлении на обменный курс. «Эта санкционная неопределенность, которая оказывает давление на курс отчасти выгодна определенным представителям элиты, потому что если санкции лично на вас не накладываются, а вы являетесь экспортером, то в итоге ваша выручка в рублях растет», – поясняет Кнобель.

К положительным итогам года он относит низкую инфляцию, профицит бюджета, рост ФНБ и золотовалютных резервов. Вместе с тем, он задается вопросом о том, почему в российской экономике наблюдаются положительные явления с точки зрения макроэкономической стабилизации, но при этом темпы экономического роста остаются низкими. Кнобель полагает, что это объясняется тем, что в государство выбирает стабилизацию в ущерб экономическому росту.

Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич полагает, что краткосрочная экономическая политика была успешна, чего нельзя сказать о долгосрочной – здесь «все было, как всегда».

В первом полугодии бюджетные расходы сильно отставали от обычного графика, что говорит о медленном освоении средств, отмечает Гурвич. Тем не менее, возможно, за этим стоит разумный подход: не тратить деньги на непроработанные проекты. «Положительный момент состоит в том, что и правительство, и ЦБ проявили гибкость. За год удалось почти догнать график ожидаемых расходов, в середине года был довольно большой разрыв, сейчас он сокращается, из-за этого была ниже инфляция, ЦБ гибко отреагировал на это тем, что снижал процентные ставки, не было толчка инфляции из-за роста НДС» – поясняет Гурвич.

Еще одним примером гибкости, по его мнению, являются накопления ФНБ. «Очень сильно критиковали правительство и за то, что слишком много накапливают, и за то, что в этих условиях оно повысило НДС. Но я не сторонник критики игрока казино после того, как мы знаем, какой номер выпал. Не очень правильно говорить, что в стране профицит – мы никогда не знаем, какие цены будут на нефть, они непредсказуемы. Легко критиковать постфактум», – отмечает Гурвич. Он считает, что правильная политика должна быть максимально гибкой: исходя из того, что цены на нефть могут лежать в очень широком диапазоне, нужно сначала накопить какую-то подушку безопасности, и только после этого уже решать, что делать дальше: «Как раз эта политика сейчас и демонстрируется: накоплено 7% ВВП, предусмотренные бюджетом. Я думаю, это такой «прожиточный минимум», а не то, что полностью нам гарантирует спокойное существование. Но после этого уже обсуждается инвестирование поступающих в ФНБ средств сверх этого порога».

Что касается долгосрочной политики, по словам эксперта, здесь, как и раньше, ситуация остается «очень проблемной»: «Не удалось переломить долгосрочные ожидания на позитивные. Об этом говорит, например, то, что по девяти месяцам у нас рост инвестиций в основной капитал составил только 0,7%». Он добавляет, что также ухудшаются и ожидания, характеризуемые индексом PMI.

«Этот год переходный, но к чему – сказать нельзя: слишком много неопределенности», – считает советник Института современного развития Никита Масленников. «У нас что угодно может случиться в следующем году. Можем провалиться даже в минус в силу геополитических факторов, связанных с внешним спросом, потому что никто мировой экономический цикл не отменял, а здесь ситуация пока достаточно неопределенная».

В отношении качественных изменений в экономике Масленников настроен пессимистично: «Поскольку здесь ничего не меняется к лучшему, то даже при достаточно высоких темпах мы будем продолжать наблюдать деградацию структуры и потерю позиций в мировой экономике».

Масленников высказывает опасение, что «мы стремительно восстанавливаем административно-командную систему – с точки зрения принятия решений и их исполнения», называет такую «органическую неэффективность», заимствованную из советского прошлого, одним из самых серьезных вызовов.