«Мигрант во втором поколении – не мигрант»

Миграционные потоки в современном мире будут нарастать, и правительствам развитых стран следует использовать миграцию для экономического развития и минимизировать ее негативные последствия. Этим проблемам был посвящен семинар в Московском бюро Фонда Фридриха Науманна.

Олег Митяев   |   

Крайне правые в России пугают мигрантами, предлагают ввести для них визы и квоты, либеральная позиция – за свободу миграции, отметил российский политик Владимир Рыжков. Но возникает вопрос, надо ли регулировать миграцию, чтобы сохранить устойчивость экономически развитых стран?

Депутат бундестага от Свободной демократической партии (СвДП) Лукас Кёлер отметил, что в Германии либеральный подход к миграции означает минимальное регулирование при верховенстве закона. Германии не хватает рабочих рук, поэтому немецкие либералы в лице СвДП приветствуют экономическую миграцию, но требуют от мигрантов соблюдения законодательства. Он констатировал, что именно большой поток мигрантов из Сирии привел к снижению популярности Ангелы Меркель и росту популярности ультраправых взглядов.

Кёлер сформулировал основные принципы либеральной миграционной политики СвДП:

– стимулировать экономическое развитие в странах, откуда едут мигранты;

– соблюдать права беженцев в соответствии с Женевской конвенцией и поощрять экономическую миграцию, исходя из потребности в рабочей силе;

–  не дискриминировать мигрантов.

По мнению сотрудника Общества имени Макса Планка Штефана Шлегеля, позитивными примерами приема большого числа мигрантов являются США и Канада. Он полагает, что прямой причинно-следственной связи между ростом числа мигрантов и активизацией правого популизма нет. Но в то же время приток мигрантов подпитывает все виды консервативных идеологий.

Шлегель отметил, что миграция не обусловлена исключительно дефицитом рабочей силой в развитых странах и бедностью в развивающихся. Например, Швейцарии необходимо привлекать квалифицированную рабочую силу из Германии и Италии, но она не хочет входить в Европейский союз, чтобы полностью открыть двери перед рабочей силой из ЕС.

Миграция бывает как вынужденная, так и добровольная, основанная на свободе выбора, подчеркнул Шлегель: «Это мобильность населения, взаимосвязанная со свободой торговли и глобализацией».

Не надо думать о миграции как о кризисе, преимуществ у миграции намного больше, чем минусов

Часть населения стран, принимающих мигрантов, например, неквалифицированные работники старших возрастов проигрывают от миграции. «Но не надо думать о миграции как о кризисе, преимуществ у миграции намного больше, чем минусов», – заключил Шлегель.

Директор Института демографии ВШЭ Анатолий Вишневский пояснил, что, по критериям ООН, к мигрантам относятся люди, не родившиеся в данной стране. В России родившиеся в других республиках СССР до его распада тоже считаются мигрантами, поэтому она находится на втором месте в мире после США по миграционному притоку.

Вследствие демографических дисбалансов «золотой миллиард» проживает в развитых странах, а около 6,5 млрд человек - в развивающихся. Эти 6,5 млрд будут стремиться в развитые страны, поэтому XXI век станет веком миграции. Значительную часть мигрантов из бедных стран составляют молодые люди в возрасте около 20 лет, часто с экстремистскими взглядами. «Эта ситуация очень настораживает коренное население, но позиция правых полностью остановить миграцию – нереализуема, - подчеркнул Вишневский. – Можно пытаться управлять миграцией у себя в стране, но нельзя там, откуда едут мигранты».

«В России не хватает экономически активного населения. Если признать этот факт, мигрантов надо принимать как ценный трудовой ресурс, – отметил он. – Другого пути, кроме выработки программы абсорбции мигрантов, нет». Но сейчас выраженной миграционной политики в России не существует, констатировал Вишневский. По его мнению, нужно инвестировать в крупные миграционные программы, лозунгом миграционной политики может стать тезис: мигрант во втором поколении – не мигрант. В качестве положительного примера миграционной политики он привел Канаду, принимающую мигрантов на основе их предварительной балльной оценки.

Можно пытаться управлять миграцией у себя в стране, но нельзя там, откуда едут мигранты

Руководитель сектора изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии РАН Владимир Мукомель напомнил, что большинство приезжих в Россию составляют трудовые мигранты из стран Средней Азии. Успешность их адаптации зависит от экономической ситуации в России, при этом они не могут претендовать на какую-либо социальную помощь. Поэтому, по его мнению, требуется политика социальной адаптации мигрантов, их включение в систему образования и здравоохранения. Но федеральные власти возложили ответственность за мигрантов на регионы и местное самоуправление, у которых нет необходимых ресурсов, констатировал он.

По оценке ведущего научного сотрудника Института демографии ВШЭ Жанны Зайончковской, в России единовременно находится 10-13 млн мигрантов. Это очень дешевая рабочая сила, социально не защищенная и подвергающаяся жесткой эксплуатации, особенно сейчас, когда такому большому числу мигрантов сложно трудоустроиться. Квалифицированную рабочую силу легче регулировать, но ее учет власти организовать не могут. В то же время обойтись без дешевой рабочей силы российская экономика не в состоянии, поэтому власти закрывают глаза на «теневой» рынок труда мигрантов, заключила Зайончковская.

Президент Фонда «Миграция XXI» Вячеслав Поставнин отметил, что в 2005-2007 годах в России произошла либерализация миграционной политики из-за дефицита рабочей силы, и из тени было выведено около 3 млн трудовых мигрантов. Они использовались для выполнения тяжелой физической работы на строительстве нефтепровода ВСТО, объектов саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 году и Олимпиады в Сочи в 2014 году.

Ужесточение законодательства в отношении трудовых мигрантов с 2015 года привело к их временному оттоку, но затем негласно был дан зеленый свет для их использования, в частности при подготовке к Чемпионату мира по футболу-2018. По оценке Поставнина, жесткое регулирование привело к росту бизнеса по регистрации мигрантов.

В то же время после кризиса 2014-2015 годов коренное население мигрирует из отдаленных регионов в центр России, а из центра – за границу, программа по переселению соотечественников из-за рубежа провалилась, отметил он.

«Российское государство и крупный бизнес не могут обойтись без иностранных рабочих рук, поэтому сохранится свободный въезд «теневой», бесправной рабочей силы. При этом для властей легализовать ее политически и экономически невыгодно», – полагает Поставнин.