Нефть – не единственный допинг: как заставить расти экономику в регионах

Региональный дисбаланс – одна из острых проблем российской экономики. Почему одни регионы растут и развиваются, а другие – нет? Как быть тем, у кого нет нефти, газа и других полезных ископаемых? Что делать региональным властям, чтобы обеспечить рост в нынешних сложных экономических и политических условиях?

Степан Земцов   |   

 

НАО = 50 Ингушетий

Российские регионы существенно различаются по уровню своего развития. В частности, номинальный валовый региональный продукт (ВРП), отнесенный к численности рабочей силы, в Ненецком автономном округе почти в 50 раз выше, чем в Ингушетии. А в кризисном 2009 году регион-лидер опережал регион-аутсайдер по размеру ВРП в 71 раз (!). Даже если учесть различия в ценах между регионами, то лидирующий регион превысит значения отстающего примерно в 30 раз.

Столь существенные отличия в производительности региональных экономик во многом объясняются географией страны. Нефть и газ – основные экспортные товары России – есть далеко не везде. Они добываются в суровых природных условиях в регионах с низкой плотностью населения. Но есть в России и такие регионы, которым удалось существенно продвинуться в уровне развития, не имея крупных месторождений углеводородов. Это Калининградская, Ленинградская, Белгородская, Ростовская, Тамбовская, Пензенская, Саратовская, Архангельская и Свердловская области (см. табл.). Именно эти регионы представляют наибольший интерес для понимания основных факторов несырьевого роста российской экономики.

Регионы высокого роста

Ряд субъектов Федерации сумели воспользоваться выгодами своего географического положения – близости к крупным российским и зарубежным рынкам, создав относительно неплохие условия для привлечения иностранных инвесторов.

Ленинградская область, расположенная на побережье Балтийского моря, вокруг второго по размеру рынка России – Санкт-Петербурга, – поднялась с 38-го места в 1998 году на 15-е в 2016-м по ВРП к численности рабочей силы за счет привлечения инвестиций и внедрения зарубежных технологий в портовую инфраструктуру и автомобильную промышленность.

Калининградская область также воспользовалась выгодами географического положения. Благодаря особым условиям специальной экономической зоны и близости европейского рынка поднялась за тот же период с 54-го на 31-го место, привлекая крупные сборочные предприятия зарубежных автоконцернов.

Калужская область, расположенная вблизи крупнейшего рынка страны – Москвы, имея диверсифицированную экономику и неплохой человеческий капитал, поднялась с 45-го до 36-го места в 2014 году. Главная причина подъема – создание инвестиционной инфраструктуры для привлечения международных автоконцернов и стимулов для местных инвесторов и предпринимателей.

Благоприятные агроклиматические условия, наряду с мерами государственной политики, в ряде регионов способствовали многократному росту инвестиций в агропромышленный комплекс (АПК). Благодаря росту АПК Тамбовская область поднялась с 70-го на 50-е место, Саратовская – с 71-го на 56-е место, Республика Дагестан – с 81-го на 69-е.

Ряд регионов сумели воспользоваться возможностями развития военно–промышленного комплекса (ВПК) в условиях действия принятой российским правительством в 2010 году долгосрочной программы перевооружения армии. Например, Архангельская область благодаря обновлению фондов и крупным заказам для местных судостроительных заводов переместилась с 42-го на 28-е место. Схожий причины способствовали развитию еще одного опорного региона российской оборонки – Свердловской области (скачок с 33-го на 19-е место).

Но чаще всего существенного экономического роста регионам удавалось достичь благодаря сочетанию нескольких факторов. Пензенская область переместилась с 77-го на 62-е место  благодаря развитию ВПК и АПК. Белгородская область, воспользовавшись преимуществами агроклиматических условий и благоприятной конъюнктурой на рынке металлов, поднялась с 39-го на 18-е место. Ростовская область, обладая диверсифицированной экономикой с развитыми военно-промышленным комплексом и сельским хозяйством, сумела переместиться с 72-го на 51-е место. Новосибирская область используя возможности крупной агломерации и диверсифицированного научно-производственного комплекса, сумела переместиться с 40-го на 29-е место.

 

Динамика уровня экономического развития регионов (ВРП к численности рабочей силы). 1998-2016 годы

Смена тренда: нефтегазовые провинции перестали быть лидерами

На горизонте последних 20 лет регионы-лидеры и факторы, способствовавшие экономическому росту, существенно менялись.

В первой половине 2000-х годов наиболее развитые регионы активно привлекали инвестиции, в том числе зарубежные, используя свой ресурсный и производственный потенциал, наличие и близость крупных рынков. Основные иностранные инвестиции направлены в Москву, Санкт–Петербург, Ленинградскую, Московскую области, а также в добывающие центры – Сахалинскую область, Ханты–Мансийский автономный округ. Среди лидеров по темпам развития тогда были Омская, Томская, Новосибирская области, Хабаровский край – диверсифицированные промышленные центры, получившие преимущества после ослабления рубля в результате девальвации 1998 года.

В 2005-2008 годы, до глобального экономического кризиса, наибольшими темпами росли нефте- и газодобывающие регионы – Ненецкий, Ямало–Ненецкий, Ханты–Мансийский автономные округа, Сахалинская область. Кроме того, в то время ряд регионов добивались высоких темпов развития, используя преимущества близости к крупным рынкам, а также накопленный человеческий капитал и новые технологии. В крупнейших агломерациях и технологически развитых регионах (Москва, Санкт–Петербург, Татарстан, Свердловская, Новосибирская, Ростовская области) распространялись новые для России наукоемкие сервисы: финансовые, информационно–коммуникационные, консалтинговые и т.д.

В период 2009-2017 годов тренд развития региональной экономики сменился. Преимущество получили диверсифицированные регионы с развитым агропромышленным комплексом (Белгородская, Воронежская, Тамбовская области), крупные центры обрабатывающей промышленности, в том числе оборонно–промышленного комплекса (Свердловская, Архангельская области, Пермский, Красноярский край), а также регионы, сформировавшие благоприятные условия для инвесторов и предпринимателей (Санкт–Петербург, Калужская, Самарская области, Татарстан). Краснодарский край и Татарстан кроме того использовали преимущества реализации мегапроектов. Татарстан проводил летнюю Универсиаду - 2013, а Краснодарский край (Сочи) – зимние Олимпийские игры - 2014.

Наши расчеты показывают, что в современный период капитальные затраты (привлеченные инвестиции и капвложения за счет собственных средств) не оказывали значимого влияния на региональное развитие, хотя в предыдущие периоды играли решающую роль. Дело в том, что большая доля таких инвестиций была направлена на точечные мегапроекты (саммит АТЭС, Универсиада, Олимпийские игры в Сочи, чемпионат мира по футболу), на освоение новых месторождений.

Наблюдается рост инвестиций в регионах со слабым и средним уровнем развития, в т.ч. в развитие АПК в аграрных регионах (Тамбовская и Курская области, Дагестан). Но для отдачи от инвестиций в инфраструктуру и сельское хозяйство требуется время.

Влияние человеческого капитала, сконцентрированного в городах, было максимальным в период высоких цен на нефть в 2005-2008 годах, когда активно развивались финансовая сфера, информационно–коммуникационные и другие наукоёмкие сервисы, требующие наличия высококвалифицированных кадров – как в крупнейших агломерациях страны, так и в северных быстрорастущих городах. В 2009-2017 годах это влияние оказалось  менее значимым: в крупных агломерациях наблюдалось существенное падение темпов роста, развивались отрасли и регионы, не требующие высокой доли работников с высшим образованием, например, сельское хозяйство. Кроме того, отдача от высшего образования сократилась, когда оно стало почти повсеместным.

Значим для экономического роста регионов фактор близости к более развитому соседу, что расширяет возможности доступа к рынкам товаров, услуг, кадров и технологий. Это может объясняться влиянием мегапроектов на соседние регионы с теми, где такие проекты осуществлялись, а также потребностью малого бизнеса регионов вокруг крупнейших агломераций в доступе к рынкам.

Риски для инвесторов и предпринимателей были незначимыми факторами регионального роста в начале 2000-х. Тогда они были одинаково высокими во всех регионах, а большая часть малого бизнеса находилась в тени. В 2003-2005 гг. административное давление на малый бизнес начало снижаться, упрощались процедуры регистрации. Регионы с развитым малым бизнесом, большая часть которого занята в торговле и сфере услуг, выигрывали от быстрого роста покупательной способности населения.

В настоящее время региональное развитие также тесно связано с низкими инвестиционными рисками и высокой активностью бизнеса. Развитие малого бизнеса в нынешней ситуации может способствовать снижению влияния экономического кризиса, в том числе через механизм вынужденного предпринимательства.

Положительный эффект на развитие конкретных регионов оказали подготовка и проведение саммита АТЭС в Приморском крае, Универсиады в Татарстане, Олимпийских игр в Краснодарском крае. Для этих мегапроектов привлекались многочисленные местные подрядчики и создавались рабочие места в малом сервисном бизнесе: торговля, гостиницы, рестораны.

Регионы, сумевшие создать благоприятные институциональные условия в период экономического роста в России в 2000-е годы – Белгородская, Ленинградская, Калининградская, Тюменская, Томская и Новосибирская области – пользуются плодами своих успехов в посткризисный период

 

Что делать отстающим?

Во-первых, необходимо стремиться к улучшению экономико–географического положения региона путем создания соответствующей инфраструктуры, снижающей экономическое расстояние до крупных рынков (агломераций) и портов. Тут есть успешные примеры: развитие автодорожной сети в рамках мегапроектов (Краснодарский, Приморский край, Тамбовская область) и государственно–частного партнерства (Московская область), увеличение пропускной способности морских портов (Ленинградская область, Краснодарский край) и пунктов пропуска на границе (Ленинградская, Калининградская области), строительство аэропортов (Московская, Ростовская области).

Во-вторых, необходимо создавать комфортные условия для сохранения и привлечения человеческого капитала путем реализации программ малоэтажного пригородного строительства (Белгородская область), субсидирования ипотечных кредитов (Калужская область), развития общественных пространств (Москва, Татарстан, Томская область), реализации комплексных проектов застройки городов (Татарстан, Калининградская область), формирования университетской экосистемы (Томская область, Татарстан, Санкт–Петербург).

Важно стимулировать развитие высокотехнологичных и наукоемких отраслей, создавать условия для привлечения креативных профессионалов. Возможность самореализации выше на диверсифицированных рынках труда крупных агломераций, но требуют решения транспортные, экологические и институциональные проблемы крупных городов. Важно формирование институтов развития и расширение полномочий, в том числе с помощью увеличения доли налогов, идущих в городской бюджет.

В-третьих, снижать риски ведения бизнеса путем существенного упрощения процедур регистрации (тут преуспели Калужская, Ульяновская области), создания специализированных институтов развития (Калужская, Ленинградская и Самарская области, Татарстан), улучшения доступа к инженерной инфраструктуре (Белгородская область, Красноярский край, Татарстан). Готовые инвестиционные площадки, индустриальные парки и технопарки могут способствовать привлечению инвесторов.

Автор – кандидат географических наук, старший научный сотрудник лаборатории исследований проблем предпринимательства РАНХиГС, заведующий лабораторией статистики МСП ВАВТ Минэкономразвития России

Полная версия статьи «Факторы регионального развития в России: география, человеческий капитал или политика регионов» опубликована в Журнале Новой экономической ассоциации (№4, 2018г.)