Падение урожая зерновых в 2018 году: стоит ли волноваться?

Снижение валового сбора зерна в 2018 г. относительно рекордного 2017 г. не несет рисков для обеспечения внутренних потребностей. С учетом запасов урожай текущего года позволяет обеспечить потребности населения в хлебе и хлебопродуктах, животноводства – в концентрированных кормах, а экспорт – на уровне среднего за предыдущие три года. Лоббирование повышения цен на мясопродукты, ограничение экспорта со ссылками на падение валового сбора зерна и рост цен на него не имеют под собой объективных оснований.

Наталья Шагайда , Василий Узун   |   

Уже в августе этого года началась дискуссия по поводу того, вырастут ли цены на зерно, упадет ли его производство в 2018 г. и какие риски существуют для потребителя-гражданина и потребителя-производителя в первую очередь мясных продуктов. Производители мясопродуктов даже обратились в правительство с целью повлиять на розничных продавцов с тем, чтобы те подняли цены, в том числе из-за роста цен на корма для производства животных на убой. Производители зерна оказались перед риском введения экспортной пошлины и снижения доходов, а розничные продавцы – перед риском убытков: цены поднять можно, но это сложно в условиях фактической стагнации доходов у потребителей. Такая ситуация добавила нервозности на рынке. Рассмотрим, как в действительности развивается ситуация на соответствующих рынках.

Минсельхозом России и аналитиками зернового рынка был проанализирован разброс в оценке валового сбора 2018 г. в 100–114 млн т. С 2013 г. производство зерна уверенно росло, но снижение производства в 2018 г. относительно 2017 г. не должно вызывать опасений. Во-первых, это уровень вполне благополучных лет. Во-вторых, в стране на начало года были накоплены максимальные запасы в 88,7 млн т зерна. Если предположить, что урожай окажется на уровне не менее 104 млн т, то ресурсы зерна составят не менее 192,7 млн т. Это самый высокий показатель, не считая прошлого года, за последние 30 лет. По сравнению с 2017 г. он лишь на 10 млн меньше (рис. 1).

Производство и запасы зерна

Фактический экспорт зерна при этом растет. Так, например, за 6 месяцев 2018 г. экспортировано в 1,7 раза больше пшеницы, чем в 2017 г. (табл. 1).

Российский экспорт пшеницы, тыс. т

Рост экспорта в 2018 г. связан с накопленными запасами зерна урожая прошлого года. Некоторое снижение производства при накопленных запасах позволит разгрузить хранилища. Было бы проблемой при нераспроданных запасах прошлого года получить такой же или еще больший урожай в 2018 г. Так, в сельскохозяйственных организациях перед началом уборки в закромах находилось в 1,9 раза больше зерна, чем год назад, в том числе пшеницы – в 2,4 раза больше (табл. 2).

Запасы зерна в сельскохозяйственных и заготовительных организациях (на 01.07.2018 г. к той же дате 2017 г., %)

Экспорт мог быть и больше, так как в сельхозорганизациях (информация по фермерским хозяйствам отсутствует) темпы роста реализации отставали от темпов увеличения запасов зерновых (табл. 2 и 3).

Реализация зерновых сельхозорганизациями

Ожидания снижения производства зерна в мире и в России влияют на внутренние цены: с января 2018 г. они действительно выросли почти на 17%. Однако, как видно на рис. 2, цены покупки у сельхозпроизводителей (на примере реализации пшеницы) в 2018 г. (как и в 1 полугодии 2017 г.) были существенно ниже уровня 2015 и 2016 гг. Только в июле 2018 г. цены в рублях преодолели уровень 2017 г., но оставались ниже, чем в 2015 и 2016 гг. В долларах же они только приближались к уровню 2017 г.

Цена реализации пшеницы сельхозпроизводителями

Росту цен на зерно у сельхозпроизводителей относительно августа-декабря 2017 г. и января-мая 2018 г. способствовали повышение цен на мировом рынке и девальвация рубля. Фактический рост закупочных цен на пшеницу составил за 6 месяцев 2018 г. 5,1% в долларах и 16,7% в рублях. Как видно, девальвация рубля влияет на цены значительно сильнее, чем внешняя конъюнктура.

Цена пшеницы в долларах на внешнем рынке выросла на 8% с января по июнь 2018 г. и на 7% относительно июня прошлого года (рис. 3).

Динамика экспортных цен на пшеницу и меслин (код 1001), долл./т

В табл. 4 приведен расчет, показывающий, что урожай прошлого года привел к ухудшению финансовой ситуации у производителей. Так, рост реализации зерна сельхозорганизациями на 19,4% в 2017 г. по сравнению с 2015 г. при падении средних цен реализации сельхозпроизводителями на 15,8% привел к снижению прибыли на 1 т с 2,6 до 1,4 тыс. руб., а масса прибыли снизилась на 54 млрд руб. То есть 2017 г. оказался в финансовом смысле для сельхозпроизводителей хуже не только по уровню цен, но и много хуже в целом – по массе полученной прибыли, чем 2016 и 2015 гг. (табл. 4).

Прибыль сельхозорганизаций от реализации зерновых и зернобобовых в 2015–2017 гг.

Большой урожай прошлого года создал проблемы сельхозпроизводителям и мало что дал потребителям (рис. 4). Минимальные цены на пшеницу, по которой сельхозпроизводители ее продавали, наблюдались в октябре и ноябре 2017 г. Так, в октябре это было немногим менее 75% цен октября 2016 г. Минимальные же потребительские цены на мясо птицы наблюдались в марте-апреле 2018 г. и составили 92% от цен годом ранее, а по свинине – в марте (97% от цен годом ранее).

Цены реализации пшеницы сельхозпроизводителями и потребительские цены на хлеб, свинину и птицу

Бенефициары нынешнего года – организации-экспортеры. Уровень экспортных цен в 2018 г., в отличие от цен сельхозпроизводителей, превышал уровень 2016 и 2017 гг. Доля самих сельхозпроизводителей в экспортной цене зерна с июля 2017 г. была наименьшей, если рассматривать период с 2015 г. (рис. 5).

Соотношение цен сельхозпроизводителей и экспортеров (цена реализации пшеницы сельхозпроизводителями к экспортной цене)

Снижение урожая в 2018 г. не несет рисков для потребителей. Цены на продовольственное и фуражное зерно в 2018 г., которое продавалось сельхозпроизводителями, до июня включительно были ниже, чем в 2015–2016 гг., а ресурсы зерна – запасы на начало года и прогнозируемый валовой сбор – выше. Попытки пролоббировать повышение цен на мясопродукты, ограничение экспорта со ссылками на падение валового сбора зерна и рост цен на него не имеют объективных предпосылок. Доля зерна в структуре цен на хлебобулочные изделия – всего 4–7%, потребитель не заметит, если зерно подорожает даже на 50%.

Повышение спроса на мясо следует стимулировать прямо противоположными мерами: за счет сокращения издержек, снижения цен на внутреннем рынке, выхода на мировой рынок, даже если для этого придется пожертвовать частью маржи на единицу продукции. Собственно, главная задача государства в этой ситуации – создание условий для сокращения затрат на производство сельхозпродукции и содействие росту доходов граждан и сельхозпроизводителей, а не погоня за ростом производства. К тому же введение экспортной пошлины на зерно будет препятствовать удвоению экспорта продукции АПК, предусмотренному в майском (2018 г.) указе президента РФ.

Авторы – заведующая лабораторией аграрной политики Института Гайдара, директор Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС и главный научный сотрудник лаборатории аграрной политики Института Гайдара, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС