Почувствовать разницу

Кластеры как драйвер экономического роста

Кризис в экономике приводит к необходимости смены парадигмы региональной политики – от выравнивающей к стимулирующей. Локомотивом роста экономики России могут стать те субъекты федерации, где проводится политика по созданию центров кластерного развития и формированию соответствующих инструментов поддержки малого и среднего бизнеса.

Вера Баринова, Владимир Еремкин, Степан Земцов,Алла Сорокина   |   

В 2000-е годы доля трансфертов в доходах региональных бюджетов постепенно увеличивалась и в период кризиса 2008-2009 годов достигла 27% (по данным Независимого института социальной политики). Однако в последние годы падение цен на энергоносители и общее снижение доходов федерального бюджета приводят к сокращению объема и доли трансфертов из федерального в региональные бюджеты. При этом выросла доля трансфертов, распределяемых в «ручном» режиме с учетом геополитических и национальных приоритетов.

Падение темпов роста реального сектора экономики затронуло почти все регионы России. По данным Федеральной службы государственной статистики, индекс промышленного производства за 2015 год сократился на 3,4% по сравнению с его значением в предыдущем году. Снижение объемов трансфертов и уменьшение налоговой базы при необходимости выполнять «майские» указы президента вынудило регионы привлекать новые дорогостоящие кредиты. Это привело к резкому росту долговой нагрузки. Почти 90% регионов закончили год с дефицитом, тогда как долги выросли более чем до 3,1 трлн руб., а затраты на их обслуживание - на 22%.

В этих условиях важно выработать адекватные подходы к проведению политики регионального развития.

 В ЕС существенную роль в политике развития стали играть кластерные инициативы и региональные инновационные стратегии, ориентированные на выстраивание связей между малыми и средними компаниями, научными и сервисными организациями

Отметим, что за рубежом проблемы регионального неравенства решаются по-разному. Анализ, проведенный экспертами РАНХиГС, показывает, что выравнивающую политику могут позволить себе только богатые страны, в то время как остальным для целей экономического роста необходимо проводить активную стимулирующую региональную политику. В EC, например, масштабы выравнивающей политики выше российских: расходы по статье «Выравнивание для экономического роста и занятости» составляют более 35% расходов бюджета. Значительная их часть при этом приходится на инфраструктурные проекты и социальные трансферты в новых странах-членах ЕС. Происходит и делегирование полномочий на региональный уровень, в том числе в рамках концепции «умной специализации», предполагающей дифференцированную политику поддержки в зависимости от конкурентных преимуществ регионов. Существенную роль в политике развития стали играть кластерные инициативы и региональные инновационные стратегии, ориентированные на выстраивание связей между малыми и средними компаниями, научными и сервисными организациями, а также на развитие инновационной инфраструктуры. Во многих развивающихся странах, включая Китай и Индию, оправдали себя специальные экономические зоны, позволившие за короткий промежуток времени создать общестрановые точки роста.

В современных условиях в России необходимо осуществить переход от политики межрегионального выравнивания к дифференцированной политике стимулирования. Основа для такой политики – определение различных типов регионов в зависимости от их экономического потенциала, инвестиционной привлекательности и уровня жизни населения. Различные типы регионов требуют разных механизмов поддержки. Экспертами РАНХиГС в 2015 году была проведена подобная типологизация субъектов Российской Федерации с помощью кластерного анализа динамики ряда показателей официальной статистики (подробная методика и краткие результаты исследования представлены в научной статье: Баринова В.А., Дробышевский С.М., Еремкин В.А., Земцов С.П., Сорокина А.В. Типология регионов России для целей региональной политики. Российское предпринимательство. 2015. том 16, № 23, с. 4199-4204). Показатели экономического потенциала и уровня жизни были отобраны для выявления регионов с разным уровнем развития, а показатели инвестиционного потенциала позволили выявить наиболее привлекательные регионы, в том числе для иностранных инвесторов.

Сводная типология позволила выделить четыре основных типа регионов – «инвесторы и лидеры», «сырьевые регионы», «средние» и «отстающие» (см. карту). Регионы перемещались между этими типами в течение агрегированных временных промежутков 2000-2004 гг., 2005-2008 гг. и 2009-2013 гг. Некоторые - демонстрировали прогресс, другие – ухудшение ситуации. Однако в целом группа отстающих регионов существенно сократилась за последние 15 лет – с 31 региона в 2000-2004 гг. до 16 в 2005-2008 гг. и до 10 в 2009-2013 гг. Снижение числа отстающих регионов произошло, главным образом, за счет перераспределительной политики федерального центра.

                                                     Типы регионов в 2009-2013 гг.

Распределение по типам происходило исходя из схожести динамики развития регионов в посткризисный период 2009-2013 гг. К лидерам были отнесены многие регионы с крупнейшими агломерациями (Москва, Санкт-Петербург, Нижегородская, Московская, Челябинская и другие области), сохранившими высокий уровень жизни и инвестиционную привлекательность. В сырьевых регионах доля добывающих отраслей в добавленной стоимости в среднем превышает 15-20%, а их развитие зависит в значительной мере от цен на сырье. Большая часть российских регионов отнесена к средним, для которых характерна противоречивая динамика, средний уровень жизни и значимая доля трансфертов в бюджетах. К «отстающим» относится ряд республик и областей Северного Кавказа, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока. Регионы характеризуются относительно низким уровнем жизни, высокой долей трансфертов в бюджетах и заметной долей аграрного сектора.

Благодаря человеческому капиталу и финансовым ресурсам, регионы-лидеры могут стать локомотивом роста экономики всей страны

По мнению экспертов РАНХиГС, требуется дифференцированный подход к региональному развитию. Если социальная политика должна выполнять распределительные функции, способствуя сохранению стабильности, то инновационная, кластерная, политика в сфере малого и среднего бизнеса может различаться в зависимости от выявленных групп. Регионы-лидеры благодаря концентрации в них человеческого капитала, финансовых ресурсов при должном внимании федерального центра могут стать локомотивом роста экономики всей страны в посткризисный период. В этих регионах необходимо создавать и поддерживать центры кластерного развития, формировать соответствующие инструменты поддержки высокотехнологичного малого и среднего бизнеса, выстраивать инновационную инфраструктуру. В сырьевых регионах важна проблема диверсификации экономики, поэтому перспективным является стимулирование развития новых отраслей, включая перерабатывающие, за счет выделения целевых субсидий, поддержки кластерных инициатив, создания индустриальных парков и активной промышленной политики. Для средних регионов распределение бюджетных трансфертов должно больше зависеть от предыдущих результатов развития регионов. Наибольшая доля трансфертов может выделяться регионам, которые сумели привлечь дополнительные средства частного бизнеса, эффективно участвовали в поддержке малого и среднего бизнеса, увеличили налоговую базу, улучшили институциональную среду и т.д. В то же время в регионах-аутсайдерах необходима особая социальная политика, направленная на повышение мобильности населения и улучшение инфраструктуры.

Переход к дифференцированной стимулирующей региональной политике позволит повысить эффективность бюджетных расходов и создаст стимулы для самостоятельного развития регионов, а соответственно создаст базу посткризисного развития страны.

Авторы –  заведующая лабораторией исследований корпоративных стратегий и поведения фирм ИПЭИ РАНХиГС, сотрудники лаборатории исследований корпоративных стратегий и поведения фирм ИПЭИ РАНХиГС