Продовольственная безопасность: чем заменить старую доктрину?

Нужно ли России стремиться к самообеспечению продовольствием? Гарантирует ли продовольственная независимость национальную безопасность? Ответы на эти вопросы на конференции в МИА «Россия сегодня» искали эксперты, оценивая возможные изменения Доктрины продовольственной безопасности России.

Марина Затейчук    |   

Президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов, открывая конференцию, говорил о необходимости изменения действующей Доктрины продовольственной безопасности, которая была принята в 2010 году сроком на десять лет. Он представил авторов предложений для новой Доктрины – экспертов Московской школы управления «Сколково», Совета по внешней и оборонной политике, Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС, отраслевых союзов. По словам Шаронова, их предложения уже направлены в Совет безопасности, правительство, администрацию президента, Минсельхоз и Минпромторг.

Эксперты отмечают, что задачи действующей Доктрины продовольственной безопасности в целом решены, но сейчас, в частности, «изменились внешние и внутренние условия функционирования агропродовольственного комплекса страны».

Из-за использования некорректных индикаторов наблюдается ухудшение продовольственной безопасности при повышении продовольственной независимости

Директор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Наталья Шагайда подчеркнула, что наряду с ухудшением отношений с Западом, санкциями и контрсанкциями, падением курса рубля, необходимость изменений в Доктрину определяется также тем, что она была принята до вступления России в ВТО и до образования Евразийского экономического союза. Кроме того, требуются уточнения самого понятия: «У нас под продовольственной безопасностью понимается самообеспеченность, а экономическая обеспеченность не всегда бывает подтверждена возможностью купить ту или иную продукцию». По словам Шагайды, действующий документ хотя и определяет в приоритетах обеспечение доступности продовольствия и стабильности уровня потребления, но в качестве главной цели обозначена продовольственная независимость. И критериями продовольственной безопасности, согласно существующему подходу, являются уровни продовольственной независимости (они, кстати, достигнуты практически по всем видам продовольствия, кроме молока и рыбы).

Из предложений к Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации

«Перечень ключевых показателей Доктрины целесообразно формировать с учетом принятых в международной практике подходов к оценке продовольственной безопасности, в частности, установленных ООН «Целей тысячелетия»… В Доктрину могут быть включены такие показатели, как снижение доли расходов населения на продовольствие, а также ключевые показатели экономического развития в сфере продовольствия – объемы производства, импорт, экспорт или их приросты. По сравнению с действующей Доктриной в предстоящем периоде постановки задачи импортозамещения уже недостаточно. Следует развивать экспорт и обеспечивать его стимулирование»

По словам Шагайды, очевиден конфликт: из-за использования некорректных индикаторов наблюдается ухудшение продовольственной безопасности при повышении продовольственной независимости. «Темпы роста производства – растут, импорт – сокращается, о голоде речи нет, по части продуктов есть превышение норм потребления. Однако с 2013 по 2016 гг. доля расходов населения на питание в расходах на конечное потребление выросла  с 33 до 37% – это очень высокий показатель», – отмечает Шагайда.

Она приводит данные по российским регионам, где чрезвычайно высок процент населения, траты которого на продукты питания превышают 50% потребительских расходов: «В этом случае вопрос продовольственной безопасности пересекается с вопросом национальной безопасности, потому что если доля такого населения очень высока, и оно очень плотно расположено на территории, это увеличивает вероятность социальных конфликтов, такие факторы тоже должны отслеживаться в рамках продовольственной безопасности».

Заставляя население покупать только продукты отечественного производства, можно ухудшить ситуацию с их потреблением

Нельзя «завязываться» лишь на сельское хозяйство и самообеспеченность, предостерегает Шагайда: конкурентоспособна лишь часть российских продуктов, и, заставляя население покупать только продукты отечественного производства, можно ухудшить ситуацию с их потреблением.

Директор офиса Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) в России Евгения Серова напоминает, что концепция продовольственной безопасности ФАО включает четыре элемента: физическое наличие продовольствия и возможность доставить его в нужное место, то есть наличие инфраструктуры; второе – экономическая доступность, то есть способность населения купить это продовольствие; третье – качество и безопасность продовольствия и, наконец, это долгосрочное устойчивое состояние всей этой системы. Серова считает, что новая доктрина не должна быть документом Министерства сельского хозяйства – это межотраслевой документ: «Как только продовольственная безопасность попадает в руки Минсельхоза, она становится лоббистским инструментом под лозунгом «Деньги давай!». Здесь много по части Роспотребнадзора, Россельхознадзора, Минздрава, Минпросвещения, Минобразования – все эти ведомства отвечают за продовольственную безопасность».

Оценивая проблему самообеспеченности, Серова заметила: «Голод был всегда, и впервые в истории – мы просто не осознали этого перехода – голод перестал быть вызовом, и с этим достижением страну можно поздравить. Даже исчез «северный завоз». По ее мнению, самообеспеченность сельхозпродукцией не решает проблему обеспечения населения, даже в условиях санкций. «В сегодняшнем мире продовольствие – это не морковка в поле, это мытая морковка в сетке в магазине. Сельского хозяйства в этой мытой морковке в магазине, условно говоря, 30% в среднем по миру. И чем более развита страна, тем эта доля сельского хозяйства в ней меньше. Вы можете быть полностью обеспечены сельхозсырьем, но будете завозить все остальные ингредиенты из-за границы и будете зависимы», – поясняет эксперт.

Традиционные регионы будут испытывать все больший климатический стресс и становиться менее пригодными для агропроизводства

Евгения Серова приходит к выводу, что самообеспеченность в сырье удорожает продовольствие, при этом необязательно повышает конкурентоспособность и не всегда спасает от зависимости от импорта. Она рассказывает, что хотя по качеству продовольствия в стране есть большие успехи, опубликованное на днях исследование по ожирению говорит о том, что доля людей с этим заболеванием в России выросла за последние пять лет на 30%, по некоторым регионам – зашкаливает за 60%. Растет также заболеваемость сердечно-сосудистыми заболеваниями, диабетом – все эти болезни связаны с качеством питания.

Климатические изменения она также считает важным вызовом: «Мы успокоены тем, что Россия будет в выигрыше от глобального потепления. Но это Россия в среднем, а сельское хозяйство ведут не в среднем, а на территории. Поэтому пригодной для сельскохозяйственного производства станет Западная и Восточная Сибирь, где ни традиций, ни инфраструктуры, ни техники, а традиционные регионы будут испытывать все больший климатический стресс и становиться менее пригодными для агропроизводства».