Регионы России: скромный рост после кризисного спада

В начале 2018 г. социально-экономическое положение российских регионов стало менее проблемным, но устойчивого роста в большинстве из них нет. Состояние бюджетов немного улучшилось. Динамика доходов и расходов без учета вклада Москвы весьма скромная. Федеральная поддержка концентрируется в геополитически приоритетных регионах.

Наталья Зубаревич   |   

 

Социально-экономическое развитие

Кризисный спад в 2017 г. завершился по большинству индикаторов. Промышленное производство выросло в 74 регионах, среди территорий с более развитой индустрией быстрее росли Астраханская, Архангельская области (31–37%), Хабаровский и Приморский края (17–20%), Ярославская, Калужская, Московская области (12–14%), притом, что в большинстве из них в предыдущие два года был спад. Промышленное производство сократилось в нефтедобывающих Ханты-Мансийском АО, республиках Коми и Удмуртия, Томской области, Ненецком АО. В обрабатывающей промышленности, которая практически не росла (0,2% в 2017 г. в целом по РФ), спад наблюдался в 15 регионах.

В январе-феврале 2018 г. при общероссийском росте на 2% промышленное производство снизилось в 18 регионах, сильнее всего в Тульской область (-20%) из-за сокращения гособоронзаказа, продолжался спад в ряде нефтедобывающих регионов – Ненецком АО (-10%), республике Коми (-3%), Ханты-Мансийском АО (-1%).

В 2017 г. начался рост инвестиций и в целом по России (4,4%), и почти в 2/3 регионов. Лидеры – Крым (в 2,3 раза) и Севастополь (на 65%), некоторые нефтегазодобывающие регионы (Ненецкий АО – 65%, Якутия – 35%). Однако динамика инвестиций нарастающим итогом с 2013 г. показывает, что кризисный спад не преодолен: в 2017 г. объем инвестиций в реальном выражении был на 8% ниже, чем в 2013 г., и он не вернулся на докризисный уровень в 58 регионах (рис. 1). За четыре года более значительно выросли инвестиции в регионы новой добычи нефти и газа (Ненецкий АО, Якутия, Ямало-Ненецкий АО) и реализации крупных проектов (Амурская область).

 Динамика инвестиций в основной капитал из всех источников, %

Инвестиции концентрируются в ведущих нефтегазодобывающих регионах и крупнейших агломерациях: в 2017 г. два автономных округа Тюменской области получили 12,7% всех инвестиций в России, Москва – 12,4%, Московская область – 4,2%, С.-Петербург – 4,1%. Таким образом, на пять ведущих субъектов РФ приходится треть всех инвестиций в стране. Дальний Восток получил только 7,6% инвестиций, его доля незначительно выросла по сравнению с 2014 г. (6,0%), а доля Сибирского федерального округа сократилась с 10,9% в 2014 г. до 9,5% в 2017 г. Территориальная структура инвестиций не способствует «повороту» российской экономики «на восток».

На бюджетные инвестиции приходится только 16%, они делятся примерно пополам между федеральным бюджетом и консолидированным региональным и местным. Федеральный бюджет в 2017 г. инвестировал в геополитические приоритеты: Крым с Севастополем получили почти 13%, резко выросла доля инвестиций в Краснодарский край и Ростовскую область (по 7%) для финансирования инфраструктуры Крыма, а в Ростовской области еще и в объекты чемпионата мира по футболу.

Четверть инвестиций из федерального бюджета тем или иным образом связана с Крымом. Инвестиции из бюджетов регионов еще более территориально дифференцированы – на Москву приходится 35%, на С.-Петербург – менее 9%. Огромные инвестиционные возможности бюджета столицы усиливают ее отрыв от всей страны в развитии инфраструктуры и модернизации городской среды.

Ввод жилья по всей стране сократился на 2,1% по отношению к 2016 г.. Спад в 2017 г. наблюдался в 42 регионах, в 2016 г. – в 48. Хуже всего динамика в Сибирском (-16%) и Дальневосточном (-10%) федеральных округах, рост отмечался только в Южном (на 6%) благодаря трехкратному увеличению ввода жилья в Крыму.

В январе-феврале 2018 г. ввод жилья вырос на 25% к тому же периоду 2017 г. Из регионов с большим объемом жилищного строительства лучшую динамику имела Московская область (в 2,9 раз), Новосибирская, Тюменская, Нижегородская обл. (в 1,9–2 раза), Татарстан (на 47%). Рынок жилья восстанавливается за счет быстрого роста ипотечного кредитования.

В 2017 г. завершился спад в розничной торговле. Положительную динамику имели все федеральные округа, кроме Уральского, из-за сохранявшегося спада в Свердловской и Челябинской областях (на 1,5–3%). Количество регионов со спадом розничной торговли сократилось до 16. В январе-феврале 2018 г. слабый рост розничной торговли продолжился (на 2% к тому же периоду 2017 г.), а количество регионов с отрицательной динамикой сократилось до 6.

Состояние региональных рынков труда стабильно. Уровень безработицы минимален – 5,1% (декабрь 2017 г. – февраль 2018 г.), в регионах изменений за год почти не произошло. Неполная занятость сократилась с 3,1% от списочной численности работников в IV квартале 2016 г. до 2,7% в IV квартале 2017 г., регионов с повышенной неполной занятостью немного: республика Крым (7,5% от списочной численности работников), Севастополь (4,9%), Пермский край, республика Алтай, Томская, Самарская, Новгородская области (4,0–4,6%). Просроченная задолженность по заработной плате минимальна, в начале 2018 г. повышенные показатели имели только Приморский край, Ненецкий АО, республики Карелия и Северная Осетия.

Главная проблема 2017 г. – продолжение спада реальных доходов населения в целом по стране (-1,1%) и в 65 регионах. Региональная статистика не слишком достоверна, поэтому объяснять динамику сложно. Спад сильнее в дальневосточных и сибирских регионах, быстрее всего росли доходы населения Крыма (13%). За период с 2014 по 2017 гг. реальные доходы населения снизились на 11%, еще сильнее в Уральском (17%), Поволжском (14%) и Сибирском (12%) федеральных округах, меньше – в Южном и Северо-Кавказском (7–8%) с более аграрной структурой экономики.

 

Бюджеты регионов

В 2017 г. доходы консолидированных бюджетов регионов росли быстрее, чем в 2016 г. (на 8,4%), основной вклад внес бюджет Москвы (табл. 1), на который приходится почти 20% доходов бюджетов регионов России.

Динамика доходов и расходов консолидированных бюджетов регионов в 2017 г. относительно 2016 г.,%

Лидерами роста доходов бюджета в 2017 г. были Крым и Севастополь (37 и 42%) благодаря резко выросшим трансфертам (на 32% и 62%). В Крыму также в 3 раза выросли поступления налога на прибыль, в основном за счет плаежей крупных строительных компаний. Доходы бюджета Ненецкого АО выросли на 37% благодаря росту цен на нефть, в Калининградской области – на 30% из-за двукратного роста трансфертов, направляемых на поддержку компаний, работающих в особой экономической зоне. Рост доходов в Белгородской, Кемеровской областях и Ямало-Ненецком АО на 18–23% был связан с ростом поступлений налога на прибыль. Сокращение доходов бюджета в 2017 г. произошло только в 9 регионах.

Трансферты регионам в 2017 г. увеличились на 8%. Максимальную долю трансфертов в доходах бюджета имели республики Ингушетия и Чечня (80–81%), Тыва (74%), Дагестан и Алтай (69–70%), Карачаево-Черкесия (65%), Крым (63%), а также Калининградская область, Камчатский край и г. Севастополь (60%). По объему трансфертов лидируют Крым и Севастополь (суммарно – 119 млрд руб., рост в 2017 г. почти на 32 млрд руб.), Дагестан (75 млрд руб., рост на 10 млрд руб.), Якутия (66 млрд руб.) и Чечня (62 млрд руб., рост на 6 млрд руб.). Поддержка регионов, являющихся приоритетными для федеральных властей, усилилась.

Расходы консолидированных бюджетов регионов в 2017 г. росли быстрее, чем в 2016 г. (на 8,8%), в основном за счет бюджета Москвы (табл. 1). В столице быстрее всего росли расходы на ЖКХ за счет расходов на благоустройство, доля которых достигла почти 12% всех расходов московского бюджета в 2017 г. и сопоставима с расходами на образование (246 млрд руб. и 277 млрд руб. соответственно).

Социальные расходы бюджетов регионов росли медленнее (табл. 1), финансирование образования сократилось только в 6 регионах. Расходы на социальную политику (социальную защиту населения) без учета Москвы почти не росли, как и пособия населению в сфере социальной защиты. Перед федеральными выборами расходы на социальную защиту обычно увеличиваются, на этот раз приоритетами стали повышение зарплат бюджетников и индексация пенсий в начале 2018 г.

Дефицит бюджета в 2017 г. имели 43 региона (в 2016 г. – 56регионов). Он максимален в республике Мордовия (расходы на 25% превышали доходы), значителен в Костромской, Орловской, Томской областях, республике Кабардино-Балкария, С.-Петербурге, Севастополе и Ханты-Мансийском АО (8–9%).

Суммарный долг регионов и муниципалитетов на 1 января 2018 г., в % к налоговым и неналоговым (без трансфертов) доходам консолидированного бюджета региона за 2017 г.

Суммарный долг регионов и муниципалитетов в 2017 г. почти не сократился. На начало 2018 г. самый большой долг, соотнесенный с налоговыми и неналоговыми доходами консолидированного бюджета региона, сохранялся в республике Мордовия (190%), Костромской области (117%), республике Хакасия (110%) и Карелия (104%). В зоне риска еще 17 регионов, их долг составляет от 70 до 90% собственных доходов (рис. 2). В 35 регионах долг за 2017 г. вырос. Доля расходов на обслуживание долга в республике Хакасия превысила 8% всех расходов бюджета, в Костромской области достигла 6%, а в республиках Удмуртия, Мордовия и в Астраханской области – почти 5% расходов.

В 2017 г. и начале 2018 г. социально-экономическая динамика была менее проблемной, чем двумя годами ранее, но устойчивого роста в подавляющем большинстве регионов нет. Состояние бюджетов немного улучшилось, однако динамика доходов и расходов регионов без учета вклада Москвы весьма скромная. Проблемы дефицита смягчились несущественно, долг не сократился. По большинству показателей Москва все более отрывается от других регионов, а федеральная поддержка концентрируется в геополитически приоритетных регионах.

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», № 8 (69), апрель 2018г. полностью