Социально-экономическое развитие регионов: итоги 2018 года

При более стабильном росте промышленного производства, чем годом ранее, инвестиции сократились более чем в 40% субъектов РФ и по-прежнему концентрируются в столичной агломерации и нефтегазодобывающих регионах. Продолжался спад жилищного строительства более чем в половине регионов и доходов населения почти в 3/4 территорий. Значительный рост доходов региональных бюджетов был обеспечен не только за счет роста налоговых поступлений, но и трансфертов на 22%. Это привело к снижению в три раза числа регионов с дефицитом бюджета и уменьшению долговой нагрузки, хотя размер долга сократился только на 4%.

 

Наталья Зубаревич   |   

Наиболее интенсивно в регионах РФ в 2018 г. росла промышленность. Двигателем роста были добывающие отрасли (4,1%), которые в полтора раза опережали динамику обрабатывающих секторов (2,6%). Среди лидеров – регионы со специализацией на добыче газа и нефти и их первичной переработке (Ямало-Ненецкий АО – 17% прироста, Астраханская область – 16%, Тюменская область – 10% и Республика Якутия – 9%). Кроме того, среди лидеров промышленного роста крупнейшая агломерация страны (Московская область – 10%, Москва – 9%), а также ряд других регионов (Тамбовская и Тверская области – 13–14%, Ростовская, Свердловская области и Республика Мордовия – 9–10%). Спад промышленности наблюдался только в 17 регионах, среди них весь юг Дальнего Востока, Ивановская (-2,4%) и Омская (-2,1%) области.

В 2018 г. рост инвестиций по полному кругу предприятий и организаций (4,3%) был вдвое выше, чем по крупным и средним предприятиям, эти данные Росстата трудно объяснить.

В региональном разрезе можно выделить две тенденции.

Во-первых, сохранение значительного числа регионов со спадом инвестиций: в 2017 г. их было 32, в 2018 г. – 37. Сильный спад в Севастополе (-23%), Ненецком АО (-16%) и Ростовской области (-24%), что обусловлено эффектом высокой базы предыдущего года. Однако этот фактор неактуален для других регионов со значительным снижением: Тамбовской (-21%), Новгородской областях и Республике Мордовии (-19%), Калужской, Рязанской, Липецкой, Архангельской, Владимирской, Волгоградской, Воронежской областях (-11–13%). Среди регионов со значительным объемом инвестиций быстрее других росли Республика Крым (34%), внешние зоны крупнейших агломераций (Московская и Ленинградская области – 23–27%), а также Тюменская и Челябинская области (21–26%).

Во-вторых, устойчива концентрация инвестиций в двух крупнейших агломерациях страны, прежде всего в Московской, а также в ведущих и новых нефтегазодобывающих регионах (рис. 1). Доля Московской столичной агломерации в 2018 г. достигла 20% всех инвестиций в стране. Доля Санкт-Петербурга с Ленинградской областью почти в три раза меньше (7%). В 2018 г. к регионам-лидерам по объему инвестиций добавился Крым: вместе с Севастополем он получил 2% всех инвестиций в стране при доле в населении 1,5%. При этом 69% инвестиций в Крым – бюджетные (в среднем по РФ – 15%). Дальний Восток остается не слишком привлекательным для инвестиций, его доля составляет 8% в новых границах федерального округа.

Территориальная структура инвестиций в 2018 г., в % от всех инвестиций (суммы по федеральным округам)

Трехлетний спад в жилищном строительстве (2016–2018 гг.) привел к сокращению ввода жилья на 12%, в том числе в 2018 г. – на 5%, спад наблюдался в 47 регионах. Наиболее показательно сопоставление ввода жилья в расчете на душу населения в 2015 г. (последний год роста) и 2018 г. Превысили докризисные показатели Ленинградская область (1,5 кв.м на чел., рост на 13%) и Санкт-Петербург (0,75 кв.м на чел., рост на 29%), восстановили их Московская область (1,2 кв. м на чел.) и некоторые другие (Калужская, Тамбовская, Воронежская, Ульяновская области – 0,8 кв.м на чел.). Рост ввода жилья в Севастополе в 2,7 раза обусловлен завершением недостроя предыдущих лет. Самые слабые показатели в Тюменской (-38%), Новосибирской (-33%), Калининградской (-25%) и Белгородской (-22%) областях. В результате спрос на жилье концентрируется во внешних зонах двух столичных агломераций и Санкт-Петербурге, а Москва не восстановила докризисные объемы жилищного строительства (-9%).

Рынок труда в 2018 г. оставался стабильным, уровень безработицы – на историческим минимуме (4,8% в октябре-декабре 2018 г.). Региональные различия также стабильны: от максимальных показателей в слаборазвитых республиках (Ингушетия – 27%, Чечня, Дагестан, Карачаево-Черкесия, Тыва, Алтай – 13%) до минимума в федеральных городах (1,2–1,5%) и Московской области (2,6%). К зоне минимума в 2018 г. добавились автономные округа Тюменской области (2,2–2,5%).

Снижение доходов населения в 2018 г. замедлилось. В отличие от общероссийской статистики, измеряющей реальные располагаемые доходы (за вычетом обязательных платежей), в региональной статистике измеряются реальные доходы населения. Они выросли за 2018 г. на 0,9% (с учетом ежемесячной денежной выплаты 2017 г.). Региональную динамику объяснять непросто, поскольку существуют вопросы к достоверности данных. Реальные доходы населения сократились в 62 регионах, наиболее сильно – в Ивановской, Ярославской, Костромской областях и Ямало-Ненецком АО (на 7–9%). Снижались они и в федеральных городах– на 2% в Санкт-Петербурге и на 3% в Москве. Рост доходов в Республике Адыгея (9%) объясняется дооценкой доходов на оборот розничной торговли: гипермаркеты, обслуживающие г. Краснодар, размещены на территории Адыгеи. Рост доходов населения в Республике Крым и Севастополе на 7–8% выглядит вполне достоверным, поскольку эти регионы получают особую поддержку федеральных властей.

Для бюджетов регионов 2018 г. был более благополучным, чем предыдущие годы, благодаря президентским выборам и росту цен на экспортные ресурсы. Доходы консолидированных бюджетов увеличились на 15% за счет роста поступлений налога на прибыль на 23% и трансфертов на 22% (табл. 1). Рост трансфертов в 2018 г. – самый высокий за последнее десятилетие, в год предыдущих президентских выборов он составил 12%. Максимальную добавку трансфертов регионы получили в IV квартале. Структура помощи регионам сдвинулась в сторону «ручного управления»: без учета дотаций на выравнивание, распределяемых по формуле, объем остальных дотаций (на сбалансированность и др.) вырос в 2,7 раза, иных межбюджетных трансфертов – в 1,7 раз. Значительный рост помощи регионам в IV квартале 2018 г. можно связать со снижением рейтингов власти со второй половины 2018 г. и с выборами в сентябре губернаторов в ряде регионов.

Доходы и расходы консолидированных бюджетов регионов в 2018 г

Расходы бюджетов регионов в 2018 г. росли медленнее (10%), чем доходы, за исключением расходов на здравоохранение (с территориальными фондами обязательного медицинского страхования). В этой сфере требовались более значительные средства на повышение заработной платы врачей до 200% от средней по региону для выполнения «зарплатных указов». Регионы экономили на несоциальных расходах: без учета бюджета Москвы расходы на ЖКХ в 2018 г. выросли только на 4%, на национальную экономику – менее чем на 7%, при этом основной прирост обеспечили расходы на дорожное хозяйство (дорожные фонды), поскольку в конце года Минфин добавил регионам средства на эти цели.

Благодаря росту трансфертов и собственных доходов в 2018 г. только 15 регионов закончили год с дефицитом бюджета, в 2017 г. их было 47. Наиболее велик дефицит бюджета в Мордовии (17% от доходов), Хабаровском крае (8%), Сахалинской, Московской областях и Еврейской АО (5%). Большие потери доходов бюджета Сахалина из-за изъятия в федеральный бюджет большей части налога на прибыль от проекта «Сахалин-2» не были компенсированы ростом трансфертов в 2018 г. на 17,9 млрд руб. (более 11% доходов бюджета области).

Суммарный долг бюджетов регионов и муниципалитетов за 2018 г. сократился только на 4%, несмотря на быстрый рост доходов. Снизили долг 57 регионов, значительнее всего – наименее проблемные. Существенно вырос долг только в регионах с дефицитом бюджета – Московской области (на 29%), Хабаровском крае (23%), Сахалинской области и Мордовии (13%). Как и в предыдущие годы, Республика Мордовия имеет максимальную долговую нагрузку – в 2 раза больше собственных доходов ее бюджета (без трансфертов).

Автор – главный научный сотрудник лаборатории исследований демографии, миграции и рынка труда ИНСАП РАНХиГС

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», №4 (87), март 2019 г.