Социальное самочувствие населения до и после президентских выборов

До президентских выборов преобладали массовые представления о стабилизации экономической ситуации без признаков ее улучшения. В период выборов социальный оптимизм заметно вырос.  Через месяц после выборов ожидания позитивного развития несколько ослабли.

Елена Авраамова, Дмитрий Логинов   |   

В 2017 г. произошло расширение массовых представлений о том, что экономическая ситуация стабилизировалась. В  конце года такого мнения придерживалось более половины опрошенных, что стало лучшим показателем за время наблюдений.  Вместе с тем, более трети респондентов было настроено менее оптимистично, полагая, что за 2017 г. ситуация незначительно (23,7%) или заметно (12,5%) ухудшилась. Улучшений к концу года ожидало 12%. Значительная доля респондентов затруднилась с оценками перспектив развития экономики.

Таким образом, существенная часть респондентов оценивала ситуацию как стабильную, хотя и без признаков ее позитивного развития.

Данные на конец 2017 г. позволяют выделить две группы населения: большую составляют те, кто считал, что кризис преодолен, а меньшую – кто полагал, что он продолжается. Представители этих групп заметно различаются по возрасту: чем моложе респонденты, тем более позитивные оценки они дают перспективам развития экономической ситуации. Так, доля ожидающих ухудшений среди респондентов до 35 лет составляет 27%, а среди людей в возрасте 60 лет и старше – 44%. Другие факторы, например, уровень образования или тип поселения, где проживают респонденты, не оказывают столь заметного влияния на характер представлений о перспективах экономического развития.

В наименьшей степени за весь период наблюдений изменились оценки негативных явлений в экономике, затронувших граждан лично. К числу позитивных изменений социального самочувствия можно отнести рост в 2 раза по сравнению с началом 2015 г. численности тех, кого кризис никак не затронул. На конец 2017 г. их доля составила 12,8% (рост за год на 2%).

Данные за март 2018 г., когда в России проводились президентские выборы, обнаружили несколько иную картину, массовые представления стали заметно более оптимистическими. С одной стороны, на 10% снизилось число тех, кто считает, что ситуация ухудшилась, а с другой, – заметно выросла группа полагающих, что она улучшилась. Соответствующий показатель достиг 16% – самого высокого значения за все время наблюдений. 

Социальный оптимизм проявился и в оценках перспектив развития экономики: более четверти  населения ожидало скорого улучшения ситуации, и это тоже самый высокий показатель за три последних года. Одновременно снизилось число пессимистов, считающих, что улучшение экономической ситуации следует ждать не раньше, чем через два года. Однако осталась высокой доля тех, кто в принципе затруднился с оценкой перспектив (17,8%).

Мартовская волна мониторинга обнаружила еще один важный сдвиг в социальном самочувствии населения – заметно (вдвое) сократился «навес» негативных ожиданий в отношении личных экономических рисков. Это проявилось, в частности, в том, что за месяц снизилась доля работающего населения, которое ощущает риски в сфере занятости. Так, на 10% сократилась доля тех, кто опасался потери работы; на 7% -– опасающихся снижения размера зарплаты; на 8% – перехода на неполную рабочую неделю; на 10% – ухода в неоплаченный отпуск; на 10% – задержек выплаты зарплаты (табл. 1).

Доля респондентов, подверженных актуальным или потенциальным рискам в сфере занятости, по субъективной оценке, % от числа работающих

В результате численность находящихся в зоне низкого риска впервые за время наблюдений превысила в марте 2018 г. половину работающего населения. Одновременно в высокорисковую зону попали 17% занятых, что является наименьшим показателем по сравнению с прежними замерами (рис. 1).

Концентрация актуальных или потенциальных рисков занятости, % от работающих

Наибольшую долю занятых, не ощущающих никаких рисков, связанных с работой, составили люди с высшим профессиональным образованием – их численность доходит до двух третей соответствующей группы, лишь 13% окончивших вузы ощущают такие риски.  Среди тех, кто сталкивается с максимальными рисками, наибольшую долю составляют работники с начальным или средним профессиональным образованием.

Наименьшие риски испытывали жители крупных городов и мегаполисов, где имеется более широкое и разнообразное предложение труда. Наибольшие же риски ощущали сельские жители.

Существенным образом в марте 2018 г. изменилось не только восприятие проблем в сфере труда, но и в сфере потребления. По всем видам расходов на приобретение  товаров и услуг респонденты выразили готовность увеличить потребительскую активность.

Таким образом, мартовская волна мониторинга отразила оптимистический настрой избирателей и их надежды на быстрое улучшение экономической ситуации. Важно было понять, станет ли этот настрой тенденцией. Последние данные (апрель 2018 г.) показали, что произошел некоторый спад оптимистических настроений. Так, незначительно (на 3,4%), но сократилось число респондентов, замечающих улучшение экономической ситуации. Одновременно на 8% расширилась группа тех, кто видит незначительные или явные ухудшения. При этом по-прежнему большинство населения (53,7% против 56,4% в марте) считает, что экономическая ситуация не изменилась. Представления о перспективах экономического развития стали отличаться большим пессимизмом: на 12% по сравнению с мартом расширилась группа считающих, что улучшений следует ожидать за пределами 2-х лет.

Опасения и риски в сфере занятости усилились в апреле за счет трех параметров: опасения потерять работу (+8,4%), рисков задержек заработной платы (+3,2%), возможностей перехода к неформальным формам оплаты труда (+5,5%). По остальным позициям уровень негативных ожиданий соответствует данным предыдущего замера. 

Интегральная оценка основных рисков в сфере занятости показывает, что численность работающего населения, находящегося в низкорисковой зоне, за месяц сократилась на 5,6%, в то время как число находящихся в высокорисковой зоне не изменилось. Таким образом, 5,6% работающих перешли из низко- в среднерисковую зону, то есть для них стали характерны негативные ожидания.

Если данные мартовской волны демонстрировали готовность населения увеличить потребительскую активность в различных направлениях, то данные за апрель показывают, что такие намерения сохранились только в отношении расходов на образование, а в отношении других видов товаров и услуг потребительские риски несколько выросли.   

Таким образом, время президентских выборов отразило существенное улучшение социального самочувствия большинства российского населения на волне политического подъема. Это дало основания для надежд на то, что переломится основной тренд – ориентация большинства на «негативную стабилизацию», то есть закрепление экономической ситуации без явных импульсов ее развития. Пока эти надежды не вполне оправдываются.

Авторы – заведующая лабораторией исследований социального развития ИНСАП РАНХиГС и старший научный сотрудник лаборатории исследований социального развития ИНСАП РАНХиГС

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», №11 (72), июнь 2018 г.