«Субъективно бедных» стало меньше

Улучшение некоторых макроэкономических показателей наряду с замедлением падения реальных доходов населения и ростом зарплат «несколько улучшили социальное самочувствие россиян». До минимального значения с 1998 года снизился квартальный показатель «субъективной бедности» (концепция бедности, основывающаяся на мнении, что только сам индивид может определить, беден ли он). Но сохраняется главный тренд — «негативная стабилизация». Таковы основные выводы «Ежемесячного мониторинга социально-экономического положения и самочувствия населения» Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС.

Марина Затейчук    |   

В 2017 г. оборот розничной торговли вырос на 1,2% к предыдущему году (до 29,1 трлн рублей), индекс потребительских цен за 2017 г. составил 102,5% против 105,4% за 2016 г. За 2017 г. населению было выдано более 1 млн ипотечных кредитов, что на 7% больше, чем в 2014 г. – ипотека преодолела кризисный спад.

В январе 2018 г. реальные располагаемые денежные доходы населения составили 100% от уровня января прошлого года, а рост реальной зарплаты - 6,2%. «Отсутствие падения реальных денежных доходов наблюдается впервые с января 2017 г.» – отмечают авторы мониторинга. Они поясняют, что рост наблюдаемых зарплаты и пенсий в реальном выражении замедлил падение доходов населения, хотя сокращение в реальном выражении доходов от предпринимательской деятельности и собственности, а также скрытой оплаты труда «препятствовало росту реальных денежных доходов».

В целом за 2017 г. реальные доходы населения сократились по сравнению с 2016 г. на 1,7%, несмотря на рост реальной заработной платы и назначенных пенсий на 3,4% и 3,5% соответственно. То есть реальные доходы продолжали падать, хоть и медленнее, чем в 2015-2016 гг. «Таким образом, по сравнению с кризисом 2008-2009 гг. в текущей ситуации наблюдается более продолжительное сокращение реальных доходов населения», – говорится в мониторинге. Эксперты напоминают, что рост реального размера пенсий в 2017 г. относительно 2016 г. был во многом обусловлен предоставлением единовременной выплаты пенсионерам в начале 2017 г. в размере 5 тыс. руб.

При этом рост реальных зарплат улучшил социальное самочувствие населения: «доля лиц, оценивающих свое материальное положение как «плохое» или «очень плохое», в четвертом квартале 2017 г. (24,9%) стала минимальной среди показателей четвертого квартала 1998–2016 гг. — (24,9%)».

Самооценка населением текущего материального положения 4 кв. 1998-2017 гг.,% 

Уровень доходного неравенства в 2017 г. также стал одним из наиболее низких за последние 10 лет, говорится в мониторинге ИНСАП. В целом прошедший год эксперты характеризуют как «самый спокойный» за период публикации мониторинга (2015–2017 гг.). Преобладающим общественным настроением они называют «негативную стабилизацию» – представление о том, что ситуация закрепила негативные тенденции, но не будет развиваться к худшему. Большинство опрошенных (51,1%) считают, что экономический кризис в целом преодолен, и ситуация уже не будет меняться к худшему или даже улучшится, а меньшинство (36,1%) полагает, что она развивается в негативную сторону.

К позитивным тенденциям, проявившимся в 2017 г., авторы мониторинга относят снижение численности тех, кого непосредственно затронули негативные экономические эффекты. За год сократились группы, представители которых считают себя незначительно или сильно пострадавшими.

Большинство опрошенных рассчитывают на сохранение текущего экономического положения, в то время как его улучшения в ближайшем будущем ожидает меньшинство – менее 14% опрошенных, еще 21,6% опасаются его ухудшения.

Еще одной тенденцией прошедшего года в ИНСАП считают «рост активных адаптационных стратегий населения», к которым они относят финансовые стратегии (покупка валюты, покупка ценных бумаг, формирование сбережений) и трудовые (нахождение работы, регулярных или разовых приработков), а также инвестиции в человеческий капитал (образование и здоровье). «Часть респондентов использовала несколько стратегий одновременно. Так, численность тех, кто, наряду с активными стратегиями использовал ЛПХ (личные подсобные хозяйства), составила 18%», – отмечается в мониторинге.

Тем не менее, эксперты отмечают, что около 40% респондентов не использовали никакие формы адаптации: меньшинство – потому что не пострадали в условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры, большинство – потому что не имели адаптационных ресурсов.