Владимир Назаров: «Согласен, что на пенсионном возрасте свет клином не сошелся»

Как обеспечить долгосрочную финансовую сбалансированность пенсионной системы, можно ли добиться увеличения пенсий без повышения пенсионного возраста? Эти вопросы обсуждали на заседании диспут-клуба Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА). ET представляет ключевые фрагменты из выступления Владимира НАЗАРОВА, директора Научно-исследовательского финансового института.

ET   |   

Какие факторы определяют разбалансированность системы пенсионного страхования? В некоторых странах страховых взносов вообще нет, а пенсии – есть, никто там не пытается покрыть размер пенсий страховыми взносами. Поэтому тезис о том, что главная цель реформы – покрыть дефицит пенсионной системы, в корне неверная. Важно другое: насколько быстро растут расходы пенсионной системы и есть ли у государства ресурсы для их покрытия? Почему эти расходы сейчас растут стремительно, а возможностей их покрыть все меньше и меньше?

Ключевая проблема – старение населения. На этом фоне нынешняя пенсионная система несостоятельна. Возможный вариант в такой ситуации – повысить страховые взносы. Но это тупиковый путь: если бы мы сейчас оставили прежний пенсионный возраст, удерживая коэффициент замещения на нынешнем уровне, пришлось бы каждый год забирать из зарплаты еще один процент. Такого повышения, очевидно, бизнес не выдержит. Этот путь дважды тупиковый, если думать о том, какое будущее нас ожидает, а наше будущее – жесткая конкуренция с искусственным интеллектом, исчезать будут целые профессии. В таких условиях дополнительная нагрузка на работодателя не приведет ни к чему хорошему. Поэтому наша задача всеми силами сокращать налоговое бремя, а не повышать его.

Для России важны и другие направления расходов. Во-первых, у нас нет системы лекарственного страхования в лабораторно-поликлиническом звене. Именно это является одним из факторов бедности наших пенсионеров – не низкий размер пенсий, а большие траты на лекарства. Программы компенсации нет, а стоит она приблизительно один процент ВВП. Во-вторых, бедность. Позор, что у нас 13% населения с доходами ниже прожиточного минимума. Президент поставил задачу сократить эту цифру в два раза, но нужны целевые пособия, то есть существенные дополнительные траты. Иначе говоря, есть целый ряд программ, которые в будущем будут гораздо более востребованы, чем нынешняя пенсионная система. Поэтому постоянно брать из других статей бюджета, повышая налоги, только ради того, чтобы удержать коэффициент замещения – тоже плохой выход. Таким образом, остается последний реальный вариант  – улучшать соотношение между плательщиками взносов и пенсионерами, снижая количество пенсионеров за счет тех, кто хочет и может работать. 

В 2016 году мы проводили исследование о влиянии различных факторов на  рост пенсий. Стало очевидным, что демография, оказывается, играла незначительную роль. Росло и количество занятых в экономике, и число пенсионеров. Зато были ощутимы другие факторы – стремительный рост зарплат (+76% к пенсиям) и безвозмездные поступления из федерального бюджета (+154%). Именно это и стало ключевыми факторами роста пенсий и повышения благосостояния пенсионеров. Хорошо это или плохо? Наверное, политически неизбежно: к середине 2000-х мы докатились до совсем низких неприемлемых коэффициентов замещения. Плохо, что резко повысив пенсии, не приняли меры для долгосрочной сбалансированности системы. Увеличив базовую часть пенсии фактически в 1,6 раза, реализовав другие меры по увеличению пенсий, ничего не сделали с досрочными пенсиями, а главное – ничего не сделали с нашим экстремально низким пенсионным возрастом.           

Согласен с утверждением, что на пенсионном возрасте свет клином не сошелся, что это далеко не единственная мера для достижения желаемого  результата. Справедливо и обратное – без повышения пенсионного возраста мы не решим проблем. Альтернативы повышению пенсионного возраста нет. Но остаются при этом вопросы дополнительных мер и на рынке труда, и в самой пенсионной системе, и с лекарственным обеспечением, и мер борьбы с бедностью, и вопросы образования.    

Важный вопрос, куда пойдут появляющиеся средства. Правительство приняло решение, что все деньги будут направлены на повышение пенсий нынешних пенсионеров. Насколько это оправдано? На мой взгляд, обеспечение лекарственными средствами и борьба с бедностью в большей степени важны и востребованы с точки зрения социально-экономической эффективности. Но политически логично говорить о том, что всё отдали на пенсии. Политически это правильное решение: когда пенсионеры увидят первую прибавку, они оценят это соответствующим образом, возмущений по поводу пенсионного возраста станет меньше. Это цена того, что мы посылаем обществу сигнал: «Работайте дольше, получайте образование, заботьтесь о своем здоровье – в этом будущее». Такое решение дорого стоит: почти 700 миллиардов рублей дополнительных расходов по сравнению с инерционным сценарием. Нынешнее поколение пенсионеров получит прибавку к пенсии, а более молодые получат определенный сигнал для будущего.