Внешний долг России: без угрозы для стабильности

В этом году процесс сокращения внешнего долга, начавшийся во время кризиса 2014–2015 гг., продолжается. Дополнительным фактором уменьшения задолженности перед нерезидентами стало снижение их вложений в облигации федерального займа из-за опасения новых санкций. В результате текущий уровень внешней задолженности РФ не представляет угрозы для финансовой стабильности.

 
Павел Трунин   |   

До 2008 г. экономический рост в РФ сопровождался быстрым накоплением внешней задолженности. Глобальный экономический кризис 2008–2009 гг., приведший к значительному падению цен на основные товары российского экспорта и масштабному оттоку капитала из России, остановил накопление внешнего долга. Рост внешней задолженности возобновился в 2012–2014 гг., однако был прерван новым кризисом. Вследствие резкого падения курса рубля и погашения задолженности в условиях сужения возможностей по привлечению новых займов внешний долг за два последних года сократился примерно на 200 млрд долл., (почти на 30%) и в настоящее время примерно соответствует уровню десятилетней давности (рис. 1).

Внешний долг РФ в 2007–2018 гг.

Традиционно основная часть внешнего долга РФ приходится на задолженность частного нефинансового сектора. Причем его доля постепенно растет: если десять лет назад она незначительно превышала 50%, то сейчас достигает 68%. Этот сектор экономики привлекает зарубежное финансирование преимущественно в виде кредитов и депозитов либо долговых обязательств перед прямыми инвесторами. Банковский сектор аккумулирует внешний долг в основном в виде текущих счетов и депозитов, что составляет примерно 90% от суммарной задолженности банков перед нерезидентами.

Внешний государственный долг России на всем рассматриваемом периоде оставался небольшим и на 1 июля 2018 г. не превышал 50 млрд долл. Причем за II квартал текущего года – в связи с опасениями по поводу введения новых санкций против РФ – вложения нерезидентов в российские государственные ценные бумаги сократились примерно на 10 млрд долл.

Вместе с тем следует учитывать высокую роль государства в российской экономике. Несмотря на формально незначительный внешний государственный долг, задолженность компаний, в которых доля государства превышает 50% капитала, составляет значительную величину. Так, на 1 апреля текущего года из 105 млрд долл. внешнего долга банков 72 млрд долл. (69%) приходилось на контролируемые государством финансовые организации. Для нефинансового сектора это соотношение составляет 107 млрд из 338 млрд долл. (32%). Высокое значение для банковского сектора объясняется доминированием в нем банков с государственным участием.

Таким образом, с учетом контролируемых государством компаний внешний долг госсектора в расширенном определении достигает 255 млрд долл., или 49% всего внешнего долга по сравнению с 77 млрд долл. (15% общей величины долга) задолженности органов государственного управления и Центрального банка. С одной стороны, это означает меньшую премию за риск, которую должны платить многие крупные российские компании, близкую к премии за страновой риск РФ. С другой, такую структуру задолженности необходимо учитывать при анализе устойчивости долговой политики государства. Статистика внешнего долга также хорошо иллюстрирует рост доли государства в экономике: на начало 2007 г. отношение внешнего долга контролируемых государством компаний к общей величине долга составляло 28%, а на начало 2018 г. – 35%.

Важной характеристикой долга является его срочность. На 1 апреля текущего года из 520 млрд долл. общей величины внешней задолженности 28 млрд составляет задолженность до востребования, 89 млрд предстоит выплатить в течение 1 года, 51 млрд – в промежутке от года до двух лет и 284 млрд должно быть погашено на горизонте свыше двух лет. Еще по 67 млрд долл. график погашения либо не определен, либо отсутствует. Внешний долг Банка России вполне ожидаемо является наиболее краткосрочным, а самый длительный срок погашения предусмотрен по внешним долговым обязательствам органов государственного управления: доля задолженности к погашению на горизонте свыше двух лет в общей задолженности этого сектора превышает 93%.

Анализ валютной структуры внешнего долга говорит о том, что в настоящее время примерно четверть приходится на обязательства в национальной валюте. Эта доля не сильно менялась на протяжении рассматриваемого промежутка времени, снижаясь в периоды ослабления рубля, но затем вновь увеличиваясь. Обязательства в рублях играют наиболее значимую роль в задолженности органов государственного управления, достигая 70%. Это обусловлено значительными вложениями нерезидентов в ОФЗ, номинированные в российских рублях. Соответственно, для остальных институциональных секторов обязательства в рублях (без учета долговых обязательств перед прямыми инвесторами) составляют от 18% для банков до 21% для нефинансового сектора, а по долговым обязательствам предприятий прямого инвестирования – 24%.

При анализе размера и динамики внешнего долга ключевым является вопрос его устойчивости, так как непомерный внешний долг и/или значительные расходы на его обслуживание не раз становились причиной кризисов как в развитых, так и в развивающихся странах. Однако для России эти показатели остаются вполне благоприятными. Так, отношение внешнего долга к ВВП и к экспорту товаров и услуг на конец I квартала не превышало 32% и 120% соответственно, что по международным меркам, является незначительным, и с учетом пороговых значений МВФ говорит о средней степени риска. Однако в силу того, что российский внешний долг является достаточно краткосрочным, соотношение платежей по внешнему долгу в течение ближайшего года и ВВП, а также экспорта товаров и услуг равняется 8% и 32% соответственно, что уже означает достаточно высокую степень риска. В то же время с учетом значительных международных резервов РФ, более чем в три раза превосходящих величину предстоящих в течение года платежей по внешнему долгу, российский внешний долг можно признать вполне устойчивым и не вызывающим опасений.

При этом важно отметить, что привлекаемые у нерезидентов средства могут быть важнейшим источником финансирования инвестиций и экономического роста. С учетом необходимости решения задачи повышения темпов экономического роста России до уровня, превышающего среднемировой, и ограниченности внутренних источников роста внешние заимствования могут стать необходимыми. В связи с этим их стагнация на протяжении последних лет является неблагоприятным сигналом.  Он свидетельствует как о нежелании нерезидентов финансировать российские компании в условиях медленного роста экономики и увеличения геополитических рисков, так и об отсутствии новых прибыльных проектов, для инвестиций в которые российские экономические агенты были бы готовы занимать за рубежом.

Автор – руководитель Научного направления «Макроэкономика и финансы» Института Гайдара, ведущий научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», №15(76), сентябрь 2018 г.