Внешний фон и внутренние факторы

Относительно спокойное начало 2019 г. сочетается с умеренно-пессимистическими оценками глобальной экономической ситуации. Пессимизм проявляется в снижении международными финансовыми институтами прогнозов мировых темпов роста и беспокойстве по поводу постепенного, но очевидного торможения экономики Китая.

ET   |   

Для России внешний фон выглядит, скорее, благоприятным (пусть лишь временно). Нефтяные цены прекратили довольно затяжное падение и вышли, возможно, на плато (в районе 60 долл./барр.), комфортное практически со всех точек зрения: не стимулируют слишком большого притока избыточных нефтяных доходов, но и не активизируют слишком серьезного потока новой сланцевой нефти, угнетающего цены. Отложены на время очередные антироссийские санкции. В этих условиях, а также под влиянием значительного положительного сальдо счета текущих операций рубль не выглядит обреченным на дальнейшее ослабление.

Однако многие факторы, в том числе внутренние, не дают поводов для избыточного оптимизма. Неоднозначный, мягко говоря, эффект от повышения налогов по крайней мере предполагал концентрацию дополнительных ресурсов на приоритетных направлениях. Однако настойчивое продвижение спорных мегапроектов, вызывавших серьезные сомнения не только на экспертном уровне (как, например, высокоскоростная магистраль от Москвы до Нижнего Новгорода и Казани), может поставить под вопрос эффективность использования средств, получаемых за счет усиления фискальной нагрузки. Подобные вопросы вполне возможны и при введении новых (либо повышении старых) платежей в социальной сфере. К тому же такие платежи не могут не провоцировать рост инфляционных ожиданий. Ускорение инфляции – весьма негативный социальный и экономический фон начала года, обусловленный в основном внутренними факторами.

Итоговая инфляция за 2018 г. (4,3%) на 0,3 п.п. превысила таргет ЦБ РФ, ускоренный рост цен продолжался и в первые две недели 2019 г. – на 0,7% по сравнению с 0,3% за аналогичный период прошлого года. Наши эксперты обращают внимание на устойчивый характер ускорения инфляции: об этом, по их мнению, свидетельствует непрерывный (с весны 2018 г.) рост базовой инфляции, то есть не связанной с административными и сезонными факторами. Они также отмечают продолжающийся рост инфляционных ожиданий, которые в декабре на 0,4 п.п. превысили ноябрьский уровень.

 В I квартале наступившего года, полагают эксперты, Банк России будет вынужден продолжать консервативную денежно-кредитную политику в связи с ускорением инфляции. Но во второй половине 2019 г. – при отсутствии новых шоков (валютных, бензиновых и т.д.) – появится возможность вернуться к снижению ключевой ставки.

В другом материале, посвященном инфляции, наши авторы отмечают приоритетную роль продовольственных цен (выделялись темпы роста цен на яйца и сахар-песок – соответственно на 28,3 и 25,9% за минувший год) в ускорении потребительской инфляции. В непродовольственном сегменте особенно заметной была динамика цен на табачную продукцию (благодаря росту акцизов) и бензин.

Сопоставляя данные за 11 месяцев (ноябрь 2018 г. к декабрю 2017 г.), эксперты отмечают, что рост потребительских цен в РФ (3,4%) был близок к показателям таких стран, как Венгрия (3,2%), Бразилия и Эстония (по 3,6%), Норвегия (3,9%). При этом продовольственные цены в указанный период выросли в Европейском союзе в целом на 4,3%, преимущественно за счет роста цен на плодоовощную продукцию (в том числе на 48% на Кипре, 18,9% в Румынии, 25,4% в Венгрии).

Ускорение инфляции, однако, не сильно сказалось на уровне спроса, а рост импорта ряда непродовольственных товаров даже говорит о восстановлении потребительского спроса, полагают наши эксперты, рассматривающие внешнеторговую статистику РФ за январь-октябрь 2018 г. В целом импорт за этот период вырос на 7% (по сравнению с сопоставимым периодом 2017 г.) несмотря на серьезное ослабление рубля. Однако от предкризисных значений импортные поставки еще далеки (76% от уровня 2013 г.).

По сравнению с январем- октябрем 2017 г. резко, на 36%, увеличился в стоимостном выражении экспорт топливно-энергетических товаров, хотя он уступает прежним показателям (лишь 78% от уровня 2013 г.). А вот экспорт прочей продукции уже превзошел пиковые предкризисные значения (на 3% выше соответствующих показателей 2013 г.). Однако в структуре поставок энергетический экспорт за январь-октябрь упрочил доминирующие позиции (236,5 млрд долл. по сравнению с 130,5 млрд долл. иных товаров).

К этому можно добавить, что и в доходах федерального бюджета по итогам 2018 г. увеличилась  роль нефтегазовых доходов: до 46% только от уплаты экспортной пошлины и платежей по налогу на добычу.

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», № 1 (84), январь 2019 г.