Трампобоязнь: новая экономическая политика США и ее последствия

Последствия экономических инициатив новой американской администрации для американской и мировой экономики обсуждали участники заседания Экономического клуба компании ФБК Grant Thornton.

Марина Затейчук    |   

Директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton Игорь Николаев напомнил, что к основным экономическим инициативам Дональда Трампа относятся идеи повышения импортных пошлин на товары из Китая до 45% стоимости товара, из Мексики – до 35% (в том числе финансирование за счет этих денег строительства стены на границе с южным соседом США), снижение безработицы за счет антимиграционной политики, намерения потратить на инфраструктурные проекты до $1 трлн, радикальным образом снизить ставку налога на прибыль компаний (с 35% до 15%), повысить траты на оборону, на социальную сферу, отменить налог на наследство. Николаев призвал со всем вниманием отнестись к этим мерам, так как некоторые из них способны привести к диспропорциям в мировой экономике.

При этом острой объективной необходимости в таких мерах не видно: темпы роста экономики США, показатели безработицы и другие индикаторы отражают вполне благоприятную ситуацию. Главным риском для американской и глобальной экономики Николаев считает растущий государственный долг, который, по последним данным (на 10.02.2017), достиг почти $20 трлн. (106% ВВП США).

Эксперт Центра стратегических разработок Павел Демидов считает, что такая мера, как стена на границе с Мексикой – это популистская акция, но она важна для Трампа. Он отмечает, что, несмотря на низкие показатели официальной безработицы, реальная безработица гораздо выше – многие американцев живут в состоянии неполной занятости, либо уже перестали искать работу: «И винить в этом проще не роботов и автоматизацию, на которые на самом деле приходится 85% снижения числа рабочих мест в США, а мигрантов. В этом плане стена на границе с Мексикой важнее, чем инфраструктурные вложения».

Профессор факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский приводит слова Фрэнсиса Фукуямы, который называет Трампа первым несистемным или даже антисистемным президентом за всю историю США. Эксперт отмечает, что инициируемый выход США из Транстихоокеанского экономического партнерства и неопределенность в перспективах создания Трансатлантического союза ставят под вопрос лидерства США в мировой экономике, которое страна удерживала в течение 70 лет: «Этот уход США с роли лидера несет совершенно непредсказуемые последствия». «Новая администрация может сулить России, например, снятие санкций. Но ведь санкции – не главная проблема нашей экономики. В остальном США могут нам и сильно навредить, если начнут продавать свои запасы нефти, это для нас будет очень плохо», – отмечает Портанский.

Директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан призывает оценивать инициативы Трампа не только качественно, но и количественно: «Объем структурных инвестиций в основной капитал в США составляют три с лишним триллиона долларов в год. Думаю, что Трампу легко будет отчитаться о проинвестированном триллионе в инфраструктуру просто потому, что каждый год Америка инвестирует в инфраструктуру намного больше».

Мовчан призывает не воспринимать Трампа как «простого человека, который разрушает истеблишмент топором, он – совсем не те лесорубы, которые за него голосуют». «Поэтому, как и рынки, я не стал бы ожидать от Трампа очень серьезного изменения торгового, инвестиционного и финансового баланса. Люди вокруг Трампа – достаточно серьезные бизнесмены, которые, возможно, могут делать популистские движения, но они не могут не понимать, что в той же Мексике американская компания производит 90% товаров для мирового экспорта, и только 10% для экспорта в США», – отмечает Мовчан. Он считает систему американской экономики слишком сложно структурированной, для того, чтобы Трамп легко мог что-то изменить своими инициативами.

При этом, по  его мнению, кризис в мировой экономике вполне вероятен, но ожидать его стоит вовсе не со стороны США. «У циклических кризисов, конечно, всегда разные предпосылки, но одна и та же структура: в силу тех или иных причин на рынках происходит рост доверия к чему-то, этот рост доверия превращается в избыток доверия, который имеет свойства автоволнового процесса, он сам себя подогревает. И когда накапливается закритичная масса доверия, а на поддержание этого доверия нет финансовых ресурсов, то оно обрушивается». Мовчан считает, что следующий кризис будет связан с избыточным доверием на мировых долговых рынках. Но, по его словам, к Америке кризис не будет иметь отношения – «потому что сбалансирована Америка сегодня намного лучше, чем в 2008, а боятся ее намного больше, чем в 2008 г., а там, где боятся, кризисов не бывает».  

Партнер «ФБК Право» Александр Ермоленко подошел к проблеме непредсказуемости Трампа со стороны конституционного права США: в Америке традиционно велика роль судебной власти, которая способна блокировать «резкие движения» президента. Кроме того, довольно высока степень независимости штатов, «есть еще большой запас сопротивления на уровне регионов».

При оценке риторики и действий нового президента также недооцениваются его отношения с Республиканской партией. «Когда мы говорим, что Трамп контролирует Конгресс, это не так: Конгресс контролирует Республиканская партия, а не Трамп. Поэтому разрыв по линии Трамп – республиканцы весьма вероятен в случае, если движения Трампа будут слишком резкими», - поясняет Ермоленко. Он также напоминает, что в американской истории было три случая попытки объявить президенту импичмент, причем, если не брать случай с Никсоном, то президенты Джонсон и Клинтон не совершали тяжких преступлений. «Импичмент по сути всегда остается способом отодвинуть от власти человека, который явно не на своем месте. И этот вариант вероятен, особенно в случае если отношения Трампа с республиканцами ухудшаться», - заключает юрист.